Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Офицерские жены — это удивительные женщины, верные подруги, с готовностью разделяющие с мужьями все тяготы воинской службы. Это настоящий тыл для старшего и младшего офицерского состава.

Одна из них — Екатерина Георгиевна Сячина, вдова ветерана Великой Отечественной войны, пограничника.

Договариваясь о встрече, поинтересовались у ее дочери, Марии Ивановны, здоровьем Екатерины Георгиевны, все-таки возраст солидный — 95 лет.

— Мама чувствует себя неплохо, будет рада гостям. Она многое помнит, прекрасный рассказчик. Памяти ее можно только позавидовать. Особенно живы у нее воспоминания о детстве, юности и войне…

И действительно, при нашей встрече Екатерина Георгиевна подробно рассказала о самом тяжком периоде жизни — о детстве. О страшном голоде 1928—1933 годов, который особенно свирепствовал в Поволжье.

Родом Екатерина Георгиевна из села Батаевка Астраханской области. Из их семьи выжили только она с отцом.

— В нашем селе голод выкосил почти всех. У оставшихся в живых еле хватало сил хоронить родственников, — сдерживая слезы, вспоминает Екатерина Георгиевна. — Отец, а он был в молодости высокий, статный, красивый, превратился в живой скелет. Наверное, его спасала только любовь ко мне. Он где-то находил коренья, какую-то траву и нес мне: «Ешь, пусть через силу, не смотри, что горькая трава. Это надо, чтобы выжить». И я плакала, но ела. Так чудом выжили.

В 1931 году в село приехал вербовщик и стал агитировать местных жителей на переезд на остров Сахалин. Рассказывал не жалея красок и эпитетов о том, какая жизнь их там ожидает. И селяне согласились отправиться на край света за мечтой. Екатерине в ту пору было 11 лет.

— Почти месяц ехали в товарных вагонах. Их еще называли телятниками, — вспоминает Екатерина Георгиевна. — Подолгу стояли на железнодорожных станциях. Одно хорошо — нам выдавали продуктовый паек: чай, осьмушку хлеба. Но мы и этому были несказанно рады.

Помнит она, как тепло встретили их железнодорожный состав в Сибири. Население было информировано, что приедут переселенцы с Поволжья, выносили к поезду кто что мог: вареную картошку, ягоды, орехи, хлеб…

Сахалин встретил волжан прекрасной погодой, тайгой с изобилием ягод, рыбой в реках и заводях. Переселенцы принялись за дело — валили лес, строили бараки. К зиме возвели школу, которую потом окончила Екатерина Георгиевна. В 1939 году она получила диплом Сахалинского педагогического техникума и была направлена на работу в школу.

С супругом Иваном Дмитриевичем она познакомилась в клубе на танцах. Сыграли свадьбу. Так Екатерина стала женой лейтенанта пограничной службы. В 1940-м у них родился сын Юрий. Молодые супруги мечтали поехать в отпуск на родину Екатерины, в Астраханскую область. Поездка эта случилась в 1941 году, когда семьи пограничников срочно эвакуировали с границы с Японией. Екатерина с сыном решила поехать к себе на родину. Кто же знал, что в 1942—1943 годах под Сталинградом начнется битва не на жизнь, а на смерть?!

— Я жила у родственников в Ахтубинске, тогда он назывался Петропавловкой, — делится воспоминаниями Екатерина Георгиевна. — Вспоминаю те дни с содроганием. Бои шли рядом с нашим населенным пунктом. Фашисты бомбили нас днем и ночью. Под бомбежкой тонули баржи с ранеными. Мы, местные жители, детвора, подростки, женщины, старики, стоя по пояс в воде, вылавливали тела погибших, грузили на подводы и везли в места массовых захоронений.

От супруга она во время войны не получала писем, он не знал точного адреса ее родственников. Очень переживала за судьбу мужа и верила, что, когда закончится война, они встретятся. Так и случилось: он нашел ее через военкомат, а в 1944 году приехал и забрал во Владивосток, где проходил службу в Управлении погранвойсками. Потом началась их кочевая жизнь. Военные гарнизоны, погранзаставы: Калининград, Латвия, Литва, Эстония. Неустроенный быт, недружелюбие со стороны местных жителей, страх за жизнь детей и мужа.

Когда в 1953 году ее супруг демобилизовался, они выбрали для жительства уютный, утопающий в зелени городок на юге России — Майкоп. В те годы жилье офицерам не предоставлялось. Им под строительство выделили участок земли на окраине города.

— Вот этот домик мы и построили из стройматериалов, которые можно было достать в те годы, — говорит Екатерина Георгиевна. — В нем вот уже больше шестидесяти лет и живу. Дом требует капитального ремонта: фундамент просел, по стенам пошли трещины. Крыша давно прохудилась. Чинить не на что — пенсия у меня маленькая. Я о своем житье-бытье как-то пожаловалась председателю Совета ветеранов пограничников Адыгеи Ивану Иосифовичу Давидюку. Он мне как раз вручал медаль от Совета ветеранов. Выслушал, пообещал помочь. И слово свое сдержал.

Екатерина Георгиевна о воодушевлением рассказывает о том, что уже приходила комиссия, осматривала дом, пообещали к 9 Мая заменить кровлю. Из администрации города Майкопа тоже прислали комиссию. Заявили, что помогут укрепить фундамент дома.

— Вот это подарок мне к 8 Марта! — радуется Екатерина Георгиевна. — Жаль, супруг мой не дожил до этого дня. Зато мою радость вместе со мной разделяют дети, шестеро внуков и девять правнуков.

Валерия Ломешина.

На снимке: Е.Сячина с правнуком Яромиром.

07.03.2015 в 03:00

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.