Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Как обычный урок технологии вмещает в себя историю народа, устное творчество, региональный колорит, а также азы домоводства и воспитание хороших манер.

«Человек славен трудом», «Талант без труда не стоит и гроша», «Без труда не вытащишь и рыбку из пруда», «Труд кормит, а лень портит», «Коня узнают в узде, а человека в труде», «По труду и почет»… Эти и многие другие пословицы, живущие на протяжении многих веков, метко выражают народную мудрость. На Руси физический труд всегда был в почете, но вот в наше время престиж его, к сожалению, упал. Молодые люди спецовке строителя предпочитают портфель и галстук. «Не бойся меня, работа, я тебя не трону»?

Прививать любовь к труду нужно с детства. На протяжении многих лет в России эту миссию выполняли уроки труда. Сегодня этот предмет называется по-другому — технология. 

Мы решили выяснить, что изменилось вместе с названием, и побывали на уроке технологии в средней школе №10 Майкопа. Урок в 7-м классе проводит учитель Людмила Михайловна Коголь, по совместительству – руководитель городского методического объединения учителей технологии.

Кабинет технологии без преувеличения можно назвать самым уютным в школе. Здесь все по-домашнему: стол, печь, на которой юные хозяюшки учатся готовить свои первые блюда, самовар, чашки с блюдцами, швейные машинки… Украшают кабинет стенды с работами учеников: здесь и вышивка, и вязание, и поделки из бисера, вышитые рушники и национальные куклы разных регионов России. 

Именно кукла — тема урока в 7-м классе. И не просто кукла, а традиционная кукла-оберег. Специально к уроку девчата принесли ткани, нитки, бусины, вату, ленты и другие швейные принадлежности. Но учитель не сразу приступает к процессу. Урок начинается с рассказа об истории русской самодельной куклы, о мастерицах, плавно перемежающегося повествованием о традициях и обычаях русского народа.

В те времена Интернета и других средств общения с дальними селами и деревнями не было, и незамужние девушки старались прославиться как рукодельницы, чтобы привлечь внимание женихов, рассказывает учитель. Приданое к свадьбе принято было шить самой, как и красивую венчальную рубаху для жениха. Рубаху хранили бережно, передавали из поколения в поколение, готовность «отдать другому последнюю рубаху» считалась верхом доброты и бескорыстия. А вот снимать пояс, который считался наравне с крестом символом крещеного человека, напротив, на Руси было не принято. Сегодня выражение «распоясаться» означает «нарушить все границы приличий».

От учителя дети также узнают, что единого народного костюма на Руси не было. В каждой губернии он был свой, по нему можно было определить не только то, откуда человек родом и чем занимается, но и его семейное положение. К примеру, вышитые на одежде птички означали, что у него есть дочери, а лошадки — сыновья. 

Плавно учитель переходит собственно к кукле, которая олицетворяла красоту русских девушек и с этнографической точностью воспроизводила народный костюм. Свои слова учитель иллюстрирует не только картинками и фотографиями, но и множеством самых разных кукол, которые Людмила Михайловна сделала своими руками за 20 лет преподавательской деятельности. 

Похожую куклу девочкам предстоит сделать самим. Воодушевленные историей куклы и традиционного русского костюма, девочки раскладывают на столах ткани, ленты. Ненужными оказываются иголки: по традиции кукла создавалась без них.

По примеру учителя девочки скатывают вату — это туловище будущей куколки, затем в ход идет ткань.

— Работать нужно с хорошим настроением, по-доброму, вкладывая в свою работу душу, — напутствует учитель.

Некоторые школьницы принесли на урок шелк и люрекс, но они не годятся: традиционная кукла должна быть из простых тканей — льна и ситца. Людмила Михайловна рассказывает о свойствах разных видов ткани. Девочки делятся между собой лентами, лоскутами, кто-то пытается вырезать кусок прямо в середине ткани, но педагог учит экономно расходовать ее.

— Она мне больше не понадобится, — возражает ученица.

— Все равно, приучайтесь к бережливости, вы — будущие хозяюшки, — наставляет педагог.

Одновременно Людмила Михайловна продолжает рассказывать историю куклы: 

— Лицо кукле в старину не рисовали. Считалось, если у куклы есть глаза, то она становилась одушевленной и могла навредить ребенку. 

Работа у всех идет неравномерно: как всегда, кто-то справляется быстрее, у кого-то дело продвигается медленнее. Учитель успевает помочь всем: кому-то нужный размер ткани отрезать, кому-то — перевязать туловище будущей куклы. Элементы туловища не сшиваются, а перевязываются нитками.

Параллельно с работой учитель не забывает рассказать и о местных мастерах костюма. Ученики узнают об удивительных костюмах Юрия Сташа, которые можно увидеть на постоянной выставке в Северокавказском филиале Музея Востока, и выпускнице 10-й школы — мастерице Асе Еутых, которая изготовила свадебный наряд невесте иорданского принца. 

Работа в классе спорится: постепенно на наших глазах в руках юных мастериц оказываются не кусочки ткани, а куклы, которых они наряжают в кокошник, платье, фартучек и даже бусы. Сам фартук девочки выткали (!) дома специально к уроку (ткачеству их тоже научила Людмила Михайловна), а также сплели косы своим куклам из вязальных нитей разных цветов — золотистых, рыжих, белых, коричневых. Получились настоящие русские красавицы. Все куклы разные — ни одной похожей. 

Я была удивлена: оказывается, обычный урок технологии может быть настолько интересным. Учитель смогла вплести в него, словно лоскуты в одеяло, историю русского народа, его традиции, приметы, устное творчество в виде пословиц и поговорок, региональный компонент, а также азы домоводства, столь необходимые будущим хозяюшкам. 

— Наверное, это вы специально к приезду журналистов такой урок подготовили? — скептически спрашиваю у педагога после урока.

— Нет, я каждый урок стараюсь сделать творческим. У меня за 20 с лишним лет много наработок накопилось, конечно, я их обновляю. Народными куклами я сама интересуюсь давно, много их шила и с радостью передаю свои знания детям, — отвечает Людмила Михайловна.

В принципе, в школьной программе по данному предмету за десятки лет мало что изменилось: для девочек в программе предусмотрены кулинария, конструирование и моделирование швейного изделия (в соответствии с возрастом школьницы учатся шить фартук, юбку, ночную рубашку и брюки). Как будто в подтверждение этих слов на перемене к учителю забегает школьница и хвастается той самой юбкой, которую сшила на уроках, — серая, строгая, с небольшой волнистой вставкой. От фабричной не отличишь. 

— Когда мы начинаем шить ночную рубашку, некоторые девочки говорят, что это им не нужно, мол, у них и так есть. На что я им отвечаю: раньше девушка среднего достатка имела больше 10 ночных сорочек, а богатая — до 50 штук. Все они расшивались по-разному, и не было двух одинаковых. К тому же сейчас зачастую ночнушки синтетические. Мы делаем на уроке индивидуальную модель для каждой девочки. А когда изделие готово, девочки гордятся своим мастерством, — рассказывает Людмила Михайловна.

Вот только часы на уроки технологии нещадно урезают. 

— Если раньше и в 8-м, и в 9 классе на предмет давали по два часа в неделю, то теперь в 9 классе убрали совсем, а в 8-м оставили один час. Скоро планируется и в 7 классе один час оставить, а что за него успеешь? — сетует педагог.

Но это еще полбеды: девочкам есть у кого учиться, а вот мальчишкам некому показать, как сделать табурет или работать на верстаке. Учителей технологии мужского пола с каждым годом в школах все меньше: профессия считается непрестижной, да и зарплата далеко не самая высокая. К тому же материальная база школ устарела, а покупать новые станки, как правило, не на что. Вот и приходится в некоторых школах объединять мальчишек и девчонок — преподавать им плетение из газетных трубочек, поделки из бисера, ткачество… Но если в 5-6 классах мальчикам это интересно и они с удовольствием занимаются таким творчеством, то, став старше, они хотят заняться более мужской работой — взять в руки молоток или пилу. Но возможности такой нет.

Новые учебники по федеральному образовательному стандарту тоже вызывают ряд вопросов. 

— У меня хранятся старые учебники прошлых лет с замечательными инструкциями. Чтобы ребенок сам сделал что-то — приготовил борщ или сшил юбку, учитель сначала должен был его научить. А когда ты научишь ребенка и если ему это понравится, он с удовольствием начнет все делать сам — шить, готовить. Сейчас другая система: в учебнике на изготовление фартука отведен параграф в полстраницы, то есть ученик должен добыть знания сам. Это, считаю, неправильно, — возмущается педагог.

Отрицательно относится педагог и к тому, что теперь детям в школе запрещено мыть полы в кабинете, стирать с доски.

— Ничего зазорного в таком труде нет, всегда и мальчики, и девочки по очереди мыли и подметали полы, вытирали пыль с подоконников, поливали цветы. И больше ценили чистоту. Сейчас бросить бумажку на пол им ничего не стоит: не им же убирать. С таких вроде бы мелочей начинаются другие, более глобальные проблемы: рабочие профессии становятся непрестижными, — комментирует Людмила Михайловна. 

Ручная работа всегда ценилась дороже заводской. Сегодня появились новые техники в шитье, вязании, куклы-тильды, декупаж, плетение из газетных трубочек, можно делать замечательные игрушки, декоративные панно и многое другое. На ярмарках мастеров такие работы стоят недешево, а ведь все это реально сделать самим, своими руками. Нужно только дать ребенку ткани, научить его делать стежки, а дальше он сам нафантазирует и создаст что-нибудь интересное, уверена педагог. В доказательство Людмила Михайловна показывает детские поделки — букетики цветов из бисера, сделанные мальчиками, символ года — козочки из шерстяных ниток, сшитые девочками. 

На память об этом уроке учитель дарит нам с фотокорреспондентом козочек. Взяв их, мы ощущаем тепло рук их создателя. Чувствуется, что сделаны они с душой. Мы сохраним их на память об этом замечательном уроке.

Татьяна Филонова.

Фото Аллы Загуменновой.

18.03.2015 в 03:00

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.