Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

С каждым годом все дальше уходит в прошлое грозное время войны, но не стираются в памяти ветеранов бои и походы, жестокие схватки с врагом. Все яснее и величественнее сегодня предстает Победа советских людей над злейшим врагом человечества — гитлеровским фашизмом.

В годы суровых испытаний, когда проверялись идейная стойкость и крепость духа, преданность партии и Родине, мужество и готовность к самопожертвованию во имя свободы и независимости, воинское мастерство и воля к победе, каждый солдат выдержал этот экзамен, принимая активное участие в боевых действиях в составе соединений и частей, на всех флотах и фронтах.

Я часто вспоминаю своего отца, его рассказы об этой страшной войне, о том, как после нее искал своих сослуживцев, своего командира, медсестер, которые не раз спасали его жизнь.

Рамазан Хусенович Чермит родился в 1917 году в ауле Ново-Бжегокай Тахтамукайского района. Окончил Краснодарскую партшколу. По рекомендации райкома комсомола и райкома ВКП(б) отца назначили заведующим базой школы по ликвидации неграмотности среди взрослого населения Афипсипского сельсовета, где он проработал до ноября 1938 года, откуда и был призван на действительную службу в Военно-морской флот. Отличник боевой и политической подготовки, он имел около 20 благодарностей от командования военно-морской базы.

В июне 1940 года отца направили в годичную общефлотскую школу воентехников пожарно-технической службы в город Кронштадт Краснознаменного Балтийского флота. Там и застала его война. В тот день он вместе с товарищами сдавал последние экзамены. Узнав о вероломном нападении Германии, все они изъявили желание идти на фронт.

10 человек из школы направили в инспекцию противопожарной охраны Черноморского флота, в Одесскую военно-пожарную часть. По пути на военно-морскую базу сослуживцы дали клятву не допустить ни одного бесчестного поступка на войне, быть всегда там, где жарко. Не будет рук — идти в бой и грызть врага зубами, не будет ног — ползти, но уничтожать врага, с фронта не отступать!

Моего отца и его товарища Николая Калачикова назначили командирами отделений.

Одесса встретила их взрывами снарядов, звуками артиллерийской и пулеметной стрельбы. Длинные лучи прожекторов бороздили небо, разыскивая фашистских стервятников.

С Большой земли прибывал тяжело нагруженный боеприпасами транспорт, его разгружали и тут же загружали ранеными воинами и эвакуируемыми гражданами.

В порту и в городе бушевали пожары, угрожая и кораблям, и людям. Необходимо было тушить их под непрерывными бомбежками и артобстрелами врага.

В один из таких дней мой отец был ранен в левую руку и контужен, но не покинул пост. Воздушные тревоги следовали одна за другой, так как авиация противника не прекращала налеты на Одессу, одновременно сбрасывая более 2000 зажигательных бомб.

Силы были не равны, и по приказу Ставки Верховного главнокомандования Одесса была оставлена после эвакуации гарнизона, войск и населения.

Специальная пожарная часть, где служил мой отец, в ночь на 16 октября 1941 года последним рейсом прибыла в Севастополь. Их временно объединили с пожарной частью тамошней военно-морской базы, которая осуществляла дежурство и тушила пожары в бухте, порту и на других объектах города.

В конце октября 1941 года их эвакуировали в Туапсе. Здесь они получили необходимую технику и средства для пожаротушения.

Однажды от налета вражеского бомбардировщика загорелась туапсинская нефтебаза. Пожар охватил большую площадь. От огня взрывались цистерны с нефтью, на многих матросах горела одежда.

За проявленное мужество при тушении этого пожара Рамазану Чермиту и его другу Николаю Калачикову была выдана денежная премия от командования Туапсинской военно-морской базы, они были представлены к правительственной награде.

Мой отец с другом обратились в Туапсинский райвоенкомат, где проходила мобилизация военнообязанных. Они узнали, что формируется новый состав морской пехоты. После неоднократных просьб отправить их на фронт они наконец попали в только что сформированную 83-ю бригаду морской пехоты. К этому времени они уже прослужили по три года на действительной службе на Черноморском флоте, были командирами отделений, участвовали в героической обороне Одессы.

Вместе с другими бойцами друзья прибыли в район Темрюка в середине декабря 1941 года. Их оставили в должностях командиров отделений. Как рассказывал отец, он начал тогда знакомиться со своими бойцами, изучать, какие у них боевые навыки, способности, каков их боевой дух…

Когда земля дрожала, 

как живая,

Когда от нашей крови таял лед,

Нас выручала дружба 

фронтовая,

Она и ныне нас не подведет.

Отец часами говорил о своих сослуживцах, почти всех помнил поименно, знал, откуда кто родом. Особенно много он рассказывал о командире батальона Аркадии Павловиче Панове. Это был человек большого мужества и отваги, в бою всегда находился на самом ответственном участке. Первейшим своим долгом комбат считал показывать личный пример подчиненным. Он был со всеми на «вы» — и с солдатами, и с офицерами. Уже одно это создавало атмосферу взаимного уважения, спокойной деловитости.

25 октября 1941 года немцы прорвали фронт на Перекопе, и 51-я армия, неся большие потери, после тяжелых, кровопролитных боев на Акмонайских позициях отошла к Керчи. 16 ноября, исчерпав все возможности обороны, наши части оставили Керченский полуостров.

Полтора месяца длилась первая фашистская оккупация. В конце 1941 года Керчь была освобождена. Ставкой Верховного главнокомандования была поставлена задача: провести Керченско-Феодосийскую десантную операцию с целью полного освобождения Крыма и деблокирования Севастополя.

Осуществление операции возлагалось на Закавказский фронт во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской военной флотилией. Об этой операции в обстановке строгой секретности командование предупредило бойцов.

С наступлением вечера загрузили плавсредствами суда — лодку «Дон», сейнер «Акула», баржу «Хопер». На судне, где был мой отец, находилось 3 танка, 4 пушки, 9 минометов, пулеметы и противотанковые ружья, несколько пар конных ходов.

В ночь на 26 декабря 1941 года вышли в море. Переход оказался очень трудным. Начался сильный шторм, волны захлестывали суда. Из-за шторма, снегопада, обледенения корабли смогли выйти в назначенный район лишь к утру. Не дойдя до берега 200—300 метров, корабль отца получил пробоину, и все бойцы вынуждены были прыгать в ледяную воду и, выбравшись из нее, с ходу идти в бой.

Саперы не успевали разминировать проходы продвижения вперед. Матросы-пехотинцы гибли. Видя, что операция может сорваться, мой отец срочно попросил у военкома бригады полкового комиссара В.И.Навозного и у комбата А.П.Панова разрешение разминировать проход для наших войск. Получив добро, с двумя саперами он ушел вперед.

Оказывается, фашисты устанавливали мины с пятью взрывателями, два из которых были спрятаны внутрь, но бойцам удалось разгадать секреты врага и справиться с задачей.

После очередного ранения мой отец больше месяца находился на лечении в госпитале. Когда ему стало немного лучше, помогал по мере возможности санитарам, медсестрам. Однажды его даже послали в командировку доставить лекарства в станицу Красноармейскую Краснодарского края.

После излечения в полевом госпитале отец догнал свою 83-ю стрелковую бригаду на Акмонайском перешейке.

Гитлеровцы в это время оказывали упорное сопротивление. Продвижению наших частей мешал дзот. Командир батальона капитан Панов объявил, что набирается группа для прорыва обороны противника. Добровольцами вызвались трое сержантов: Р.Чермит, Н.Калачиков и И.Лисицкий. В ходе этой операции был уничтожен дзот и взят в плен немецкий фельдфебель, который дал ценные сведения.

В этом бою мой отец был тяжело ранен в голову, руки, ноги. Это был его последний бой. 13 марта 1942 года в полевом госпитале 47-й армии отцу сделали операцию. На лечении отец был до конца июля 1942 года, после чего на 6 месяцев получил отпуск и приехал в свой родной аул Ново-Бжегокай.

Это только одна страница из боевого прошлого моего отца Рамазана Чермита, участника Великой Отечественной войны, ветерана Краснознаменного Черноморского флота, награжденного орденами Красной Звезды, Славы III степени, Отечественной войны I степени и 15-ю медалями, в том числе «За оборону Одессы», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией в ВОВ 1941—1945 гг.» и другими.

В последнем бою мой отец также был представлен к награде, но не получил ее в те огненные дни. А спустя 36 лет награда — орден Славы III степени — нашла героя.

Вернувшись в аул, он потерял связь со своими боевыми друзьями…

Передо мной вырезки из многих газет, где под рубрикой «Поиск», «Отзовитесь, однополчане», «Отзовитесь, фронтовики», «Отзовитесь, кто помнит!» помещены заметки Рамазана Чермита. Куда только не писал он — в «Советскую Кубань», «Волгоградскую правду», «Советскую Эстонию», «Советскую Молдавию», «Советскую Белоруссию»…

Многие годы до конца своих дней он вел поиск фронтовых друзей, ездил по памятным местам. Был в Керчи, Севастополе, Кронштадте, Одессе, Ленинграде. Встречался с некоторыми боевыми товарищами, переписывался. Все его рукописи, вырезки, приглашения, поздравления мы, его дети, храним как зеницу ока и очень горды, что у нас такой отец.

Публикуем ответ из Государственного музея 18-й армии на запрос Р.Х.Чермита: список советских воинов — уроженцев Республики Адыгея, погибших в 1942—1943 годах в районе Новороссийска:

«Юнус Индрисович Шхалахов, 1919 г. рождения, погиб 05.04.42 г. на территории Мысхакского шоссе рядом с городским кладбищем.

Шабан Альмирзович Дагужиев, год рождения неизвестен, погиб 18.07.43 г. Похоронен в братской могиле в с.Цемдолина.

Казбек Дженаевич Газюмов, рядовой, умер от ран 08.06.43 г. Захоронен в братской могиле на территории совхоза Мысхако.

Абдулмажит Магамедов, рядовой, 1906 г. рождения, умер от ран 19.04.1943 г. Захоронен в братской могиле на территории совхоза Мысхако.

Оскарбий Алиевич Мамухов, рядовой, погиб 10.09.1943 г. Захоронен в братской могиле на территории совхоза Мысхако.

Абдул Мухамед, рядовой, 1918 г. рождения, погиб 19.02.1943 г. Захоронен в братской могиле на территории совхоза Мысхако.

Бег Айсович Терчугов, гв. рядовой, 1917 г. рождения, погиб 02.09.1943 г. Захоронен в братской могиле на территории совхоза Мысхако.

Хаджимет Газизович Тлюпов, рядовой, погиб 27.08.1943 г. Захоронен в братской могиле на территории совхоза Мысхако.

Алий Исмаилович Хамерзоков, рядовой, погиб 29.06.1943 г. Захоронен в братской могиле на территории совхоза Мысхако.

Абдул Махмудович Хушт, рядовой, 1922 г. рождения, погиб 21.06.1943 г. Захоронен в братской могиле на территории совхоза Мысхако.

Каплан Шаликович Ашхамахов, рядовой, погиб 11.09.1943 г. Захоронен на территории цемзавода «Пролетарий».

Хажумет Кешевич Битов, погиб 18.04.1943 г. Захоронен на территории городского кладбища на Мысхакском шоссе.

Али Хамедович Тлишев, рядовой, умер от ран 06.07.1943 г. Захоронен на территории городского кладбища на Мысхакском шоссе.

Халиду Магомет, красноармеец, погиб 28.02.1943 г. Захоронен на территории городского кладбища на Мысхакском шоссе».

С.Дагужиева, а.Егерухай — Ново-Бжегокай.

16.04.2015 в 23:34

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.