Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Об эффективности власти, расходах бюджета и автономной «коммуналке».

О своей должности он говорит так: «Я  — кассир районного масштаба». В современной российской экономике регионов есть «импортный» термин  — муниципальный менеджер. О том, легко ли им быть, о победах в соцсоревновании (не социалистическом, а социальном) республиканского уровня и многом другом рассказал читателям «СА» накануне Дня местного самоуправления глава Красногвардейского района Адыгеи Вячеслав Тхитлянов.

Как заработать «отлично»

— Вячеслав Ереджибович, Красногвардейский район ежегодно получает дипломы и финансовые премии, в целом до 1,5 млн. рублей, поскольку ниже второго места в межрайонном соревновании вы не опускаетесь. На что тратите эти деньги?

— Это — разовое поощрение, как правило по итогам года. Деньги, может, и небольшие, но в хозяйстве их всегда не хватает. Так что, сколько бы премиальных ни получили, они, безусловно, радуют каждого. Оценка складывается из труда всех жителей района, а не из труда одного человека. Конечно, из них можно было бы кого-то премировать, но мы ни разу не делили их на поощрения отдельных людей. Они всегда расходуются на социальные объекты — для всех. Вот крышу в районном Доме культуры перекрыли, где-то участки дорог отремонтировали, библиотеки поддержали. Выбираем, что необходимо или на что денег, скажем, сейчас не хватает. Так что «премиальные» — это большое подспорье.

— Эти поощрения  — оценка эффективности работы районной власти. Вы возглавили район шесть лет назад, и тогда тоже было время экономического кризиса в стране. У вас есть свои критерии: как оценивать эффективность муниципальной власти?

— Эффективность измеряется просто — по доходам и расходам: что заработали в бюджет и как расходовали. В 2009 году бюджет района составлял около 700 млн., а в 2015 году — более 1 млрд. рублей. Район наш исторически сельскохозяйственный. Да раньше и вся республика считалась такой — значительную часть валового регионального продукта (ВРП) давал агропромышленный комплекс. В прошлом году мы получили почти 100 тыс. тонн зерна. Такого вала зерновых в Красногвардейском районе еще не было.

По эффективности расходования финансовых средств мы действительно занимаем первое-второе место в Адыгее, поэтому сказать, что люди у нас не умеют хозяйствовать на земле, нельзя. К примеру, животноводческий комплекс. В трех хозяйствах района есть молочные стада. Мы производим 65—70% молока в республике. Это означает, что если в среднем в хозяйствах Адыгеи в сутки надаивают 10—13 тонн, то из них 9—10 тонн — заслуга животноводов Красногвардейского района. В эти показатели не входит производство молока в частном секторе. При этом мы восстановили почти всю перерабатывающую промышленность, которая была раньше.

— Это  ведь и новые рабочие места. Вам удалось победить безработицу?

— Победить безработицу в сельскохозяйственном регионе вообще вряд ли возможно, потому что она большей частью скрытая. Люди не идут на биржу труда, а живут с огорода или домашнего, пусть и маленького, хозяйства. Но в целом можем посчитать. На молзаводе сегодня работают почти 300 человек. Сохранены все шесть предприятий по производству строительных материалов. На каждом из них работают минимум по 50 человек. Одно из серьезных предприятий — бывшая сельхозтехника, которая была создана в начале 2000-х. Здесь производят почвообрабатывающие диски, культиваторы, которые востребованы не только в республике. На этом предприятии тоже работают около полусотни человек.

— Промышленность можно успешно развивать на районном уровне?

— Общий объем производства промышленной продукции по итогам 2014 года составил более 980 млн. рублей. В сопоставимых ценах это на 5% выше уровня 2013 года. Рост объемов производства наблюдался в основном у предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности, а также у предприятий, производящих готовые металлические изделия. Наибольший вклад в районные показатели внесли ООО «Красногвардейский молочный завод», ЗАО «Содружество», ООО «Диас» (бывшая районная сельхозтехника). Именно они произвели продукции на сумму 709 млн. рублей, что составляет более 72% всей промышленной продукции района.

Антикризисные отношения

— Не секрет, что одна из доходных отраслей района  — разработка карьеров. Какие поступления в районный бюджет она дает?

— В недропользовании ежегодно увеличивается объем добычи гравийно-песчаной смеси (ГПС) и песка. Это дает поступление налога на добычу общераспространенных полезных ископаемых в бюджеты всех уровней. Например, за 2014 год в районе добыто 1 млн. 240 тыс. кубометров ГПС и песка — на 30% больше, чем в 2013 году. Добытчики перечислили налога на добычу полезных ископаемых на 42% больше, чем в предыдущий год, всего в сумме 6,6 млн. рублей.

— Доход высокий, но, говорят, много и «нелегалов» в этой отрасли.… Как добиться «прозрачности» в разработке карьеров?

— Сегодня мы наводим порядок в сфере недропользования, хотя проблемы, безусловно, есть. Создается ассоциация производителей строительных материалов, на которую мы возлагаем определенные надежды. Благодаря ассоциации будут созданы условия для максимально честной и открытой конкуренции в сфере производства строительных материалов, повышения объема и собираемости налога на добычу полезных ископаемых.

— Принято считать, что в условиях экономического кризиса в предпринимательстве лучше вообще не работать, мол, душат налоги и проверки, и по этой причине в стране сокращается количество индивидуальных предпринимателей……

— В малом бизнесе всегда было нелегко работать. Прежде всего потому, что на селе он связан с проблемами инфраструктуры, да и трудиться самому, назвавшись «частником», приходится от зари до зари. Но многие жители района уже несколько лет активно занимаются выращиванием ягод. Это довольно большой клин сельхозугодий — в сельскохозяйственном предпринимательстве. Под клубникой, малиной и смородиной в районе занято почти 200 га земли. Как уже доказано, при соблюдении технологии выращивания и благоприятных условиях с 1 га клубничных грядок можно получить доход до 1 млн. рублей. На выращивании клубники у нас в сезон работают до 1,5 тыс. человек. Это ведет к росту доходов в семьях и повышает занятость населения. Кроме того, в 2014 году в районе открылось несколько новых малых предприятий: по розливу воды и производству изделий из пластика — в ауле Хатукай, производству хлебобулочных изделий — в с.Красногвардейском. Расширяют производство ООО «Красногвардейский молочный завод» и предприятие по производству адыгейской соли. Появилось несколько новых предприятий в недропользовании.

— Экономические сложности этого года отражаются на районном бюджете? Ведь именно бюджет дает людям социальные гарантии.

— В целом ситуация на промышленных предприятиях в условиях нарастающего экономического кризиса остается сегодня стабильной. Долгов по зарплате у предприятий перед работниками нет. Мы просим работодателей сохранить все рабочие места и не сбавлять темпов. За последние десять лет исполнение доходной части районного бюджета стабильно шло с прибылью. В разные годы это от 10 до 30% роста доходов к уровню предыдущего года. Конечно, в разные годы цифры разные, но меньше 10% не было. В этом году мы тоже пока идем с плюсом. Удовлетворение от этого есть. В той же социальной сфере мы сохранили все 16 домов культуры, все библиотеки и школы в районе. Ничего не сократили в угоду реорганизации. Есть и достаточно острая проблема с детскими садами. По данным муниципального анализа, на сегодня около 1 тыс. детей находятся вне детских садов. И хотя реальная очередь в детсады меньше, мы учитываем всех малышей, которые нуждаются у нас в дошкольном образовании.

— Вячеслав Ереджибович, какими средствами районная власть реально может располагать и на что их хватает?

— Вон там, на стене кабинета, висит цитата — она будет ответом на вопрос…

— В кризис поможет выжить «равномерное распределение разочарований»?

— Дело в том, что бюджета всегда не хватает и никогда не хватит. Нигде и никому. В три раза будет больше доходов, мы израсходуем больше, но на все денег не хватит даже при максимальной эффективности трат. Психология человека такова, что потребность растет быстрее его возможностей. И тут один выход — изначально планировать жить по средствам. Я, например, знаю, что у меня расходная часть бюджета — 465 млн. рублей. И есть незыблемые его части — это зарплата людей, затраты на «коммуналку» и т.д. А уж потом, если что-то останется, будем думать, как поддерживать ту сферу, которая представляет социальную значимость, — школу, детсад, библиотеку, здравоохранение. Сегодня в районе более 110 учреждений. Из них осталось только одно здание, которое отапливается коммунальным хозяйством. Мы добились, чтобы все они отапливались автономно. И во всем райцентре нет ни одной центральной котельной. В ауле Хатукай остаются еще две работающие котельные, но из всей местной бюджетной сферы централизованно отапливается лишь одна школа.

— А как в этом случае с отоплением многоквартирных домов?

— С жильем так же: в селе Красногвардейском все многоквартирные дома отапливаются автономно, в Хатукае — практически половина, оставшаяся часть пока зависит от котельных. Но люди понимают, что автономное отопление в 2,5-3 раза дешевле обходится, чем зависимость от коммунхоза.

— Как вам удалось убедить людей? Им пришлось вкладывать собственные средства?

— В принципе, дополнительных средств особо вкладывать не пришлось. Мы просто посчитали и наглядно увидели разницу в стоимости. В последний год, когда, скажем, здание районной администрации отапливалось от центральной котельной, мы тратили на это 532 тыс. рублей. На автономном тепле стали платить 110—120 тыс. рублей — экономия более чем в четыре раза! Других доводов не требуется.

От расходов и доходы

— Средняя зарплата в районе  — около 19 тыс. рублей, и это немалый для республики доход….

— По моим данным, зарплата в разных сферах составляет от 19 до 20 тыс. рублей. Я бы согласился, что это неплохо. Но есть много людей, которые не работают. Вот те, кто стабильно чувствует себя на рабочем месте, ко мне не приходят. Однако случается так, что неработающие люди сталкиваются с проблемами, с которыми они не в состоянии справиться. Вы поймите, многие из них меня, возможно, и в глаза не видели, всю жизнь они обходились без визита в администрацию, и порой я вижу, что человек чувствует себя в этом кабинете просто неловко. Его визит — это крик души. Бывает, и надо помочь, но в бюджете на помощь людям в так называемой социально уязвимой ситуации всего 160 тыс. рублей на год. Что это на весь район? Вообще ничего! В среднем эту разовую помощь можно распределить весьма скромно — в пределах 2-3 тыс. рублей на социально нуждающихся людей. А если взрослому человеку или, что еще тяжелее, ребенку требуется срочная операция, на которую в семье нет денег? Конечно, бюджетное законодательство не запрещает: есть деньги — увеличивай сумму. Возможно, она бы и была, если бы так часто не изменялись федеральные законы.

— Речь о финансировании полномочий муниципального уровня?

— Раньше налоги, которые дают поступления в бюджет, делились иначе, чем сейчас. В принципе, за эти годы законодательство о финансовых полномочиях менялось неоднократно. Социальные гарантии — это прежде всего исполнительная власть республики, которая сохраняет социальные статьи бюджета РА и помогает районам. И Глава республики, и Премьер-министр всегда на связи с главами районов, мы можем решать любые вопросы в режиме реального времени.

Изменяются федеральные законы. К примеру, в прошлом году доходы от отдельных налогов в районный бюджет сократились на 10% — в сторону увеличения поступлений в бюджет субъекта. Эту разницу закон выравнивает за счет дотаций из республиканского бюджета, но целевыми субсидиями, скажем на зарплату. Использовать эти средства на другие нужды или статьи расходов невозможно. Около 70% районного бюджета — это зарплаты бюджетников. Плюс затраты — то, о чем мы говорили, — на коммунальные услуги бюджетной сферы. Таким образом, в лучшем случае 2-3 млн. рублей в год я могу израсходовать на поддержание жизнедеятельности района.

— Есть какие-то особые требования к этим деньгам «жизнедеятельности», которые район обязан обеспечивать?

— Таких обязательных программ много: обеспечение мер антитеррора, дорожной безопасности, пожарной и т.д. Есть целевые республиканские программы, они работают, но этих средств тоже, к сожалению, не на все хватает. Объясню почему: в районе нет ни одного типового детского сада, а давно построенные здания детсадов должны полностью отвечать современным требованиям. Как и здания школ, интернатов, больниц — практически всех социальных учреждений. Что-то в этом отношении не до конца продумано или уходит из-под контроля государственной власти, а он должен быть.

— Многие аналитики и в республике, и за ее пределами говорят, что закон о местном самоуправлении в том виде, в каком он был написан, хорош, но вот должной финансовой составляющей он не получил. Как вы считаете, господдержка малого предпринимательства может компенсировать эти недостатки? В вашем районе она работает?

— Президентом Российской Федерации именно малый бизнес определен как базовый ресурс экономического роста даже в условиях глобального финансового кризиса. Всего в рамках различных программ поддержки малого и среднего предпринимательства финансовую помощь в виде субсидий, грантов и т.д. получили 56 предприятий, предпринимателей и фермеров на общую сумму около 70 млн. руб.

— А в аграрном комплексе?

— За счет средств федерального и республиканского бюджетов в 2014 году они получили около 60 млн. рублей финансовой помощи. В том числе пять фермеров из нашего района, которые выиграли гранты на создание и развитие крестьянских фермерских хозяйств и на развитие семейных животноводческих ферм на общую сумму 11,5 млн. рублей. И никаких проблем с законом у нас не возникало — все работают, деньги вложены по назначению. Но, несмотря на это, могу сказать, что многие фермеры работают не совсем прозрачно. И я не могу их проверить — нет у районной администрации таких полномочий! Для примера: в 2014 году от субъектов сельхозотрасли поступило платежей в бюджеты всех уровней в сумме 29 млн. рублей — это в два раза меньше, чем им помогло государство. Причем 39% из этой суммы (11,2 млн. рублей) приходится на платежи от СПК «Колхоз Ленина» и СПК «Родина». При этом они обрабатывают лишь 18% пашни. Есть недостатки и в промышленном производстве — не все работают так, как могут и как нам хотелось бы.

— За счет республиканских субсидий и целевых программ можно улучшить качество жизни людей в целом?

— В экономику и социальную сферу района в 2014 году за счет различных источников финансирования мы направили более 120 млн. рублей. Благодаря этим средствам мы практически закончили газификацию района. В частности, провели газ высокого давления в Большесидоровском, Еленовском и Преображенском сельских поселениях. С подводом газа к домам жителей, конечно, возникают проблемы, но они решаются в основном через создание кооперативов. Кому-то мы помогаем точечно — в основном пожилым, малоимущим и одиноким людям, которые не в силах потянуть такую нагрузку. Газифицировали детские сады в селе Белом и ауле Хатукай, Хатукайский дом культуры и библиотеку. Провели капитальный ремонт автодорог и тротуаров в селе Красногвардейском. Установили водонапорные башни в селах Красногвардейском и Новосевастопольском, в ауле Адамий, провели водопровод. Кроме того, закончили реконструкцию части здания СОШ №9 в ауле Уляп под детский сад — количество школьников уменьшилось, и часть здания было решено перестроить под детсад. Министерство образования РА нас в этом поддержало. Завершено также строительство фельдшерско-акушерского пункта в ауле Джамбичи. Было бы больше собственных средств, мы смогли бы успеть больше…

Елена Космачёва.

23.04.2015 в 22:40

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.