Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Теплый летний вечер опустился на Хакуринохабль. Небольшой скромный саманный домик. Во дворе постелено покрывало, на котором, прижавшись со всех сторон к дедушке Касиму, расположилась ватага девчонок и мальчишек. Здесь и внуки, и соседские ребята. Все дети, устремив взгляд на синее небо, такое ясное и звездное, которое можно увидеть только в сельской местности, тихо внимают рассказам Касима Шалиховича Даурова. А он рассказывает о далеких и таких таинственных созвездиях — Большой и Малой Медведицах, Поясе Ориона… Именно по рассказам дедушки маленькая Аминет запомнила названия многих звезд. Но только значительно позже, став старше, когда дедушка уже умер, узнала подробнее о другой, не менее яркой — Красной Звезде. Этот орден, а также ордена Отечественной войны первой и второй степеней, медали «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией» Касим Дауров получил за подвиги в Великой Отечественной войне.

— Дедушка практически никогда не рассказывал о войне в прямом ее понимании, щадя нас, 7-8-летних детей, боясь напугать ужасами того страшного времени. Но с вдохновением вспоминал о героизме, мужестве и отваге своих однополчан, о невероятной стойкости жителей Ленинграда. Особенно часто он приводил нам в пример подвиги детей Ленинграда, которые наравне со взрослыми переносили все тяготы войны, голода, холода, блокады… Он ставил нам их в пример, рассказывая, как надо ценить жизнь, хлеб, Родину, как это пытались отнять у нас фашисты и какой ценой далась нам Победа! Однажды я у него спросила: «Дедушка, а что такое блокада?» Он ответил только одной фразой: «Это самое страшное, что может случиться с людьми», — рассказывает внучка Касима Даурова Аминет Хуажева. — А еще в голове всплывают воспоминания о том, как дедушка рассказывал об Анне Ахматовой, чьи литературные вечера ему довелось посетить в Ленинграде, потом он принимал участие в ее эвакуации в Среднюю Азию. А еще, посетив музыкальные вечера, где играл симфонический оркестр, он на всю жизнь полюбил звуки скрипки… Он вспоминал, как истощенные голодом музыканты, поэты выступали перед такими же голодными и истощенными зрителями, демонстрируя всему миру, что искусство бессмертно, а советский народ непобедим!

Далекий 1941 год. Захваченный фашистами блокадный Ленинград. Единственный клочок земли, который размыкал это кольцо и связывал оккупированный город с большой землей, — Невский «пятачок». Так условно обозначали плацдарм на левом берегу Невы в районе поселка Дубровка, захваченный и удерживаемый советскими войсками Ленинградского фронта. Там, на 2 квадратных километрах, решалась судьба Ленинграда. Без этого плацдарма не удержалась бы Дорога жизни, а без нее не удержался бы и город на Неве.

Относительно небольшая ширина реки в районе Дубровки позволяла советскому командованию оперативно доставлять подкрепление в этот район и переправлять его на левый берег. Однако из-за излучины Невы противник мог обстреливать из опорных пунктов территорию Невского «пятачка» и переправы через Неву со всех сторон. В паромные команды для переправы включались только самые смелые и опытные. Такие, как молодой политрук, уроженец Адыгеи Касим Дауров.

Наш бесстрашный земляк служил в 1-м понтонно-мостовом Краснознаменном полку, обязанностью которого была переправа танков, артиллерийских орудий, провизии и людей на другой берег Невы. Вотчиной заместителя командира батальона по политической части майора Даурова до самого снятия блокады стала водная стихия — ледяная Нева, которая служила Дорогой жизни, но могла в любой момент стать и последним пристанищем. Ежедневно на защитников «пятачка» обрушивалось от 5 до 50 тысяч снарядов и авиабомб. Все горело и плавилось. Битва шла не на жизнь, а на смерть. В боях на Невском плацдарме погибло 200 тысяч наших солдат и офицеров. Уцелевших были единицы, и те не понимали, как в таком аду живы остались.

Шаткие конструкции понтонов, которыми управлял Касим Дауров, должны были выдержать громоздкие танки и в целости довезти машины и людей на другой берег. От смелости и сноровки понтонеров зависела судьба экипажей и машин, а о себе они, казалось, и не думали. Вот как описывает один из таких рейсов в своей книге воспоминаний «Город-фронт» генерал-лейтенант Борис Бычевский: «Взмах Касима Даурова рукой, и паром с танком берет курс к берегу, занятому врагом. В этот момент над вражеским берегом в темном небе вспыхнула серия красных ракет. Это был хорошо известный на Невской Дубровке сигнал противника на открытие массированного огня по всем нашим переправам. И тут же после ракет загремели выстрелы, тяжелые снаряды подняли столбы воды и земли. И Нева вся закипела от разрывов мин и тяжелых снарядов. Тот, кто был на берегу, мог укрыться в траншеях. А вот отважные понтонеры Дауров, Евтушенко, Кожаев, словно завороженные от пуль и мин, шли на пароме по Неве, где полыхали артиллерийские и минометные залпы».

— Дедушка так и не рассказал ни детям, ни нам, внукам, о своем подвиге. Только из архивов и военных хроник мы составили себе приблизительную картину того, что пришлось пережить нашему героическому деду. Можно только представить, насколько жестокими были эти бои. Думаю, за участие в одной из таких сложнейших операций командование объявило представить дедушку к званию Героя Советского Союза. Жаль, что он его так и не получил, — рассказывает Аминет Хуажева.

Как получилось, что награда так и не нашла своего героя, осталось неизвестным. Возможно, документы в тех военных условиях не были доставлены до места назначения. Только человек такой огромной скромности и порядочности, как Касим Дауров, никогда даже и словом не обмолвился, чтобы восстановить свои права на награду. После войны в гости к семье Дауровых приехал ленинградский журналист Анатолий Александров. Он привез памятный нагрудный знак, изображающий ту самую водную гладь реки и идущих в атаку солдата и матроса, с надписью «Ветерану Невской Дубровки. 1941—1943 гг.»

— Эта очень ценная и редкая награда вручалась тем немногим, кто внес особенный вклад в защиту Ленинграда. Александров удивился, не увидев у дедушки звезды Героя Советского Союза, ведь он был свидетелем озвучения приказа о ее присвоении. Со словами «я тебе ее на подушечке привезу» он уехал, обещая во всем разобраться. Но судьба уготовила другое: не прошло и месяца, как Александров скоропостижно умер от сердечного приступа. А дедушка, человек порядочный и скромный, истинный коммунист, категорически запретил вновь поднимать вопрос о звании Героя Советского Союза, — рассказывает Аминет Хуажева.

Касим Шалихович был скромным во всем. Вернувшись домой после войны, он с головой окунулся в мирные заботы. Возглавлял Ульский пенькозавод, был начальником управления сельского хозяйства, председателем райисполкома, райпотребсоюза, директором райпищекомбината. Все должности, как сказали бы сейчас, доходные. Однако Касим Дауров, как он сам выражался, «химичить» не имел права. Семья по-прежнему жила в маленьком скромном домике.

— Дедушка не позволял ничего сверх необходимого, считал это излишним. Единственное, на что в семье не жалели денег, — это книги, образование для детей и внуков. Только под конец жизни был построен дом, в котором дедушка успел прожить всего год, — вспоминает Аминет Хуажева. — Он очень любил песни военных лет, всегда их напевал. Помню, как однажды, когда по радио звучала музыка, он подсел поближе и стал тихо подпевать, украдкой вытирая слезы: «Темная ночь, только пули свистят по степи, только ветер гудит в проводах, тускло звезды мерцают»… А как он радовался, когда в дом приходили его товарищи-ветераны, как у него сразу светлело лицо! Конечно, я не могу помнить их имен, но счастливое лицо дедушки в такие моменты мне запомнилось на всю жизнь.

— Сейчас, складывая по крупицам свои детские воспоминания, рассказы близких, я совсем по-другому оцениваю и все происходящее вокруг. Я благодарна судьбе, что успела пообщаться с дедушкой, запомнить его, такого мудрого и мужественного, и теперь могу рассказать о нем моим детям, передать эту нить памяти им, — добавляет Аминет Хуажева.

По воспоминаниям внуков они видели деда в парадной одежде с орденами и медалями только на 9 Мая. Этот день был еще и днем рождения Касима Даурова. Казалось бы — двойной праздник. Но этот праздник отмечался в доме всегда сдержанно, «со слезами на глазах», потому что у его жены, Аминет Андрухаевой-Дауровой, три брата — Хусен, Хасан и Раджеб — не вернулись с войны…

В Ленинграде (нынешнем Санкт-Петербурге) Аминет Хуажева была не раз, посещала легендарную героическую землю Невской Дубровки, прикасаясь к памяти деда, понемногу осознавая его героический подвиг, о котором он скромно молчал.

— Дедушка очень любил Ленинград, он считал его самым красивым городом на земле и привил всем нам любовь к нему. Первый раз меня отвезла в Ленинград мама, когда мне было 15 лет. Мы, конечно, посетили все памятные, исторические места, были и на Пискаревском кладбище, которое на всю жизнь оставило у меня неизгладимое впечатление. Большой неожиданностью стал для меня портрет дедушки в музее Невской Дубровки, возле которого мы очень долго стояли с мамой, и, пожалуй, именно там я как раз осознала в полной мере, что его уже нет с нами, — рассказывает Аминет Хуажева. — В прошлом году в рамках празднования 70-й годовщины Дня полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады мне довелось уже в качестве министра образования и науки республики с делегацией школьников принять участие в мероприятиях, посвященных этой дате, в Санкт-Петербурге. Примечательно, что инициатива провести памятный митинг исходила от подрастающего поколения: организатором выступил Центр молодежных инициатив «Тинейджер+». Они собрали со всей страны учащихся — победителей творческих конкурсов работ, посвященных защитникам и блокадникам Ленинграда. 27 января мы участвовали в торжественном митинге «У подвига нет национальности», который прошел на Пискаревском кладбище, у аллеи Памяти, где среди прочих установлен обелиск «Уроженцам Адыгеи — защитникам блокадного Ленинграда».

Кладбище, оформленное как мемориальный комплекс, имеет печальный антураж: спускающиеся в воду плакучие ивы, трагическая музыка. Оставаться равнодушным здесь просто невозможно. А зимой все усугубляется холодами. Находясь в такой мороз на кладбище, сильнее ощущаешь трагедию блокадного Ленинграда, в котором люди замертво падали прямо на улицах от голода и холода.

— Я видела, как чутко воспринимали торжественный митинг школьники. Был лютый мороз, и дети прочувствовали на себе и этот холод, который в войну был еще сильнее, и весь ужас той трагедии. Они думали не о себе, а о тех солдатах, которые были плохонько одеты, возможно, голодные, но стояли насмерть, защищая Ленинград, — говорит Аминет Хуажева. — Даже патриотическую акцию «Бессмертный полк» первыми в Адыгее организовали студенты — наша молодежь. Сейчас к ней присоединяются не только взрослые, но даже и малыши детсадовского возраста, которые тоже хотят нести портреты своих прабабушек и прадедушек. Подростки стали активнее интересоваться у своих родителей, где сражались их деды и прадеды, какие медали завоевали, как война затронула Адыгею…

В акции «Бессмертный полк» примут участие дети, внуки, правнуки фронтовиков Дауровых, Андрухаевых. В одном строю «прошагают» гвардии майор, подполковник Касим Дауров и три его брата — участник Курской битвы танкист Рамазан, участник битвы за Берлин летчик-испытатель Айса и рядовой пехотинец Шумаф; Герой Советского Союза Хусен Андрухаев и два его брата — Хасан (погиб при освобождении Румынии) и Раджеб (погиб в битве за Керчь).

— Конечно, правду об этой беспримерно жестокой войне надо знать! И в особенности сейчас, когда многие пытаются исказить факты истории. Важно донести эту правду детям, пока есть, кому об этом рассказывать, пока живы ветераны, пока есть потомки, которые напрямую общались с участниками войны, — уверена Аминет Хуажева. — Меня никто никогда не сможет убедить, что это не наш многонациональный народ выиграл войну. И если мы не будем об этом говорить, правда постепенно затрется, как пожелтевший лист бумаги. Задача каждого из нас — этого не допустить!

Татьяна Филонова.

На снимке: Касим Шалихович Дауров с 7-летней внучкой Аминет.

Фото из семейного архива А.Хуажевой.

08.05.2015 в 23:22

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.