Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Республиканский Совет ветеранов Адыгеи неустанно поддерживает славную традицию посещений исторических мест боевых действий во время Великой Отечественной войны. В прошлом году наша делегация из 18 ветеранов ВОВ и других боевых действий были гостями на параде Победы а городе-герое Волгограде, а в этом году — уже 40 человек (в том числе и автор данной статьи) совершили 3-дневный вояж по местам жестоких сражений в районе нашей морской твердыни — героического Севастополя.

Забегая вперед, признаюсь, что до этого я полагал, что самые большие потери в людях понесла в войне Белоруссия, где погиб каждый четвертый житель. А в Севастополе, насчитывавшем на 22 июня 1941 года 112 тысяч человек, осталось после его освобождения в 1944 году всего… 1019 человек!

Наше посещение Крыма проходило в дни, когда севастопольцы праздновали не только 232-ю годовщину основания своего города, но и 71-летие освобождения от немецко-фашистских захватчиков, а также возврат Крыма в Россию. В то время как на Украине происходит настоящий разгул фашизма, сейчас горожане наиболее остро ощущают величие подвига русского (независимо от национальности) солдата-освободителя.

Для Севастополя война началась в 3 часа 13 минут 22 июня 1941 года, но осадное положение для него было введено лишь с 29 октября 1941 года. С этого момента и до 9 мая 1944 года данный период времени историки называют второй обороной Севастополя (а первая относится к Крымской войне XIX века). И если вторая оборона Севастополя длилась целых 250 дней, то его освобождение заняло всего неделю.

В период героической обороны Севастополя в 1941—1942 гг. и его освобождения в мае 1944 г. Сапун-гора была ареной жесточайших боев. Сейчас представить масштаб происходивших в этом районе боев лучше всего можно, находясь на смотровых площадках, откуда видна даже Балаклавская долина, вошедшая в мировую историю еще в период Восточной (Крымской) войны 1853—1856 гг., а также окружающие ее высоты и склоны Сапун-горы с сохранившимися дотами, окопами, ходами сообщений и открытой экспозицией трофейной немецкой техники.

В ожесточенных боях 15 августа 1941 года боевой счет черноморских подводников открыла подводная лодка «Щ-211» (командир А.Д.Девятко), потопив большой вражеский транспорт, шедший из Бургаса в Констанцу с военным грузом на борту. А всего до конца 1941 года подводные лодки Черноморского флота совершили 103 боевых похода, потопив 8 и повредив 4 судна противника. В числе уничтоженных судов были и два (из пяти) крупных итальянских танкера. Из-за этого Италия долгое время испытывала перебои в доставке нефти из Румынии.

Боевой экипаж другой подводной лодки — «С-33» под командованием капитана 2 ранга Б.А. Алексеева выполнил боевую операцию, не имеющую аналогов в истории Черноморского флота. Подводники так ювелирно произвели залп торпедами, что одновременно уничтожили сразу два фашистских корабля!

А на суше полуострова отважные моряки и пехота тоже сражались не на жизнь, а на смерть. На подступы к Севастополю фашисты доставили в 1942 году из Германии самое крупное орудие Второй мировой войны — железнодорожную пушку «Дора» (калибром 800 мм). Ее доставили под Бахчисарай в 100 вагонах. Ствол оружия имел длину около 50 метров, весил 400 тонн (а вся пушка — 1350 тонн).

Первый выстрел пушка произвела 5 июня 1942 года в 5 час. 35 мин. Расстояние до цели в 25 км снаряд преодолевал за 44,8 сек. Всего было выпущено 5 фугасных и 48 бронебойных снарядов весом по 7 тонн каждый. Только истинные герои могли противостоять таким артобстрелам: после каждого из выстрелов образовывались самые глубокие в мире воронки диаметром 32 метра!

В этом городе нашей военно-морской славы многие улицы названы именами своих героев. Одну из них севастопольцы назвали именем отважного командира подводной лодки «С-13» А.И.Маринеско, потопившего два крупнейших по тоннажу и по числу жертв транспорта противника. Атака подлодки «С-13» вошла в историю как «атака века».

Улица Б.Е.Михайлова названа в честь этого гуманного комиссара, уступившего незнакомой простой женщине с ребенком забронированное ему место в последнем «Дугласе», вылетавшем на Кубань с эвакуировавшимся штабом. А вскоре комиссар погиб в бою тут же, на Херсонесском аэродроме.

Гостям города-героя здесь на каждом шагу встречаются свидетельства невероятного упорства, отваги и массового героизма защитников Севастополя, целых 8 месяцев противостоявших напору фашистов с моря и суши. Такую твердую решимость и силу духа у защитников морской крепости помимо комиссаров поддерживали у воинов и флотские журналисты, военкоры, поэты и писатели, часто сами ходившие в атаки и погибавшие в них.

Горожане чтят память, например, о капитане 2-го ранга, известном писателе Леониде Соболеве — не только за его участие в боях, но и за высоко патриотическое творчество в период защиты и освобождения Крыма. Написанному им сборнику «Морская душа» была присуждена Государственная премия, которую писатель передал в Фонд обороны с просьбой использовать деньги для строительства катера для Черноморского флота.

Здесь мужественно и самоотверженно сражался в жестоких боях военкор 7-й бригады морской пехоты старший лейтенант Анатолий Луначарский, родившийся в 1911 году в Париже в семье известного большевика. В 1943 году его сперва посчитали пропавшим без вести, и лишь позже подтвердился факт смерти этого талантливого журналиста.

Сотрудник редакции «Красный черноморец» Анатолий Красовский всю войну прошел в воинском звании старшины 1-й статьи, хотя и был активным участником как обороны, так и освобождения Одессы, Севастополя, Керчи, Новороссийска, а также последних боев в районе мыса Херсонес.

Известный соавтор романов «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» Евгений Петров (Катаев) в должности корреспондента Совинформбюро постоянно писал очерки о боевых действиях с разных фронтов, а в июне 1942 года он принимал участие в погрузке на лидер эсминцев «Ташкент» раненых, мирных жителей и фрагментов полотна панорамы Ф.Рубо («Оборона Севастополя 1853—1856 гг.»). После тяжелейшего перехода в Новороссийск Е.Петров написал последний свой очерк «Севастополь борется», а через неделю, 2 июля 1942 г., погиб.

В.М.Апошанский в должности военкора находился на передовых позициях в Крыму с первых дней войны. Этот физически подготовленный и владевший всеми видами оружия офицер свой последний бой принял в составе десантного отряда. После долгой схватки с врагами он был пленен вместе с немногими выжившими бойцами и зверски замучен.

В своей статье 1942 года он писал: «Блокада сжимает Севастополь, лишает воды, пищи, света, разбивает здания, сжигает все, что может гореть, но до последнего дыхания город будет сражаться, стоя лицом к врагу, нанося ему страшные удары».

Николай Кусля, гвардии подполковник в отставке, инвалид Великой Отечественной войны.

05.08.2015 в 18:50