Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Около месяца назад Адыгея оказалась практически в центре скандала международного масштаба. Пользователи интернет-пространства узнали шокирующую новость: контрактники майкопской 33-й отдельной мотострелковой бригады сбежали с полигона в Ростовской области, испугавшись отправки на Украину. Новость активно тиражировалась в СМИ. Еще бы! Тут вам и большая политика — ведь это громкое заявление можно считать первым четким доказательством вмешательства России в дела соседнего государства. И социальная тематика — душераздирающая жизненная история о молодых парнях, так сказать, волей судьбы оказавшихся заложниками ситуации, которая, без сомнения, не оставит равнодушным ни одного читателя. А у читательниц-матерей, чьи сыновья так же потенциально могли стать «жертвами режима», и вовсе вызовет слезу… Да и в подлинности истории на первый взгляд усомниться сложно: контрактники — есть, слово «Украина» тоже вроде бы из текста не выбросишь — полигон Кадамовский расположен на границе с соседним государством, есть и уголовные дела — журналисты для достоверности даже копии об их возбуждении к статье приложили… И на этом, пожалуй, реальные факты закончились и начались факты «жареные»…

Для начала коротко о фабуле «сенсационной истории». Несколько десятков контрактников из Майкопа были отправлены на полигон Кадамовский в Ростовскую область, где им якобы пришлось жить в нечеловеческих условиях — спать на брошенных на землю досках, питаться непонятно где и непонятно чем. Затем на полигоне стали появляться некие люди, агитировавшие их идти добровольцами на Донбасс. Испугавшись, что их насильно отправят на Украину, они решили сбежать с полигона, за что против них и возбудили уголовные дела — за самовольное оставление частей и дезертирство.

На первый взгляд все логично. Но это если не вдаваться в подробности, о которых, кстати, почему-то решили умолчать журналисты, выложившие в Интернет ту самую «горячую» статью. И главное здесь то, что изначально дезертиры об Украине и не упоминали, причиной бегства называли якобы невыносимые условия несения службы. А история про вербовку появилась спустя почти год, как раз после того, как на защиту контрактников встала борец за правду — ранее судимый частный детектив. Более того, буквально неделю назад выяснилось, что сенсация эта оказалась простым «пшиком»: один из обвиняемых контрактников на заседании суда признался, что история с отправкой на Украину — от начала до конца ложь, придуманная правозащитником. Зачем? Чтобы ответить на этот вопрос, восстановим хронологию истории…

Не по завету Суворова

Как заверяет командование части, в которой служили контрактники, ставшие фигурантами уголовного дела, истоки эта история берет с полигона Ашулук, куда для выполнения учебных задач еще летом минувшего года была отправлена батальонная тактическая группа, в которую вошли и главные герои скандала. Сразу стоит сделать оговорку, что все они контракт подписывали добровольно и наверняка понимали, с чем придется столкнуться во время службы. Однако закрепление суворовского принципа «тяжело в учении — легко в бою» оказалось для ребят пустым звуком. Пробыв на полигоне несколько недель, они, не выдержав полевых условий лагеря, попросту сбежали. На попутках уехали с полигона в Майкоп. Мотивировка у них была простой — нечеловеческие условия службы.

Однако сослуживцы беглецов, которые на себе испытали все спартанские условия лагеря, говорят, что ничего «нечеловеческого» в этих условиях-то и не было. От курортных они, конечно, далеки, но и служба в армии — не турпоход.

— На Ашулуке действительно очень жарко, иногда ощущается недостаток воды плюс до ближайшего населенного пункта очень далеко, а так, в принципе, ничего такого страшного нет. На Кадамовском, конечно, условия получше, да и цивилизация ближе, продукты можно купить в магазинах, там сейчас новый городок поставили, очень комфортно. Я был там зимой, палатки отапливаются не печками-буржуйками, как раньше, а дизель-генераторами. Единственное отличие жизни на полигоне — это то, что ты оторван от семьи и живешь в палатке. В конце концов, я знаю, для чего в армию пошел и что меня на службе ожидает. Я ни разу не сталкивался с тем, чтобы нас не покормили или задержали зарплату. На досках я ни разу не спал, — рассказал в интервью военнослужащий бригады.

Сенсация, которой не было

После возвращения с полигона Ашулук бригада, отдохнув несколько дней, переведя дух и повидавшись с семьями, была направлена на полигон Кадамовский. Однако беглецы, которые без согласования с командованием — по своей личной инициативе уже несколько недель «набирались сил», услышав эту новость, залегли на дно — попросту не являлись в часть. Командование, поняв, что солдаты и не пытаются хоть как-то дать о себе знать, приняло решение передать материалы в прокуратуру. Так уголовные дела были возбуждены в отношении трех из них — Александра Евенко, Павла Тынченко и Александра Ененко — по статье УК РФ «Самовольное оставление части», а один из контрактников — Иван Шевкунов обвинялся сразу по двум статьям — «дезертирство» и «самовольное оставление части».

— На Кадамовском полигоне их не было. Единственный, кто там был один день, это Александр Ененко, — рассказывает командир бригады Сергей Кенс. — Удивительно, как за один день можно умудриться и на досках поспать, и стать участником вербовки, и поголодать. Повторюсь, по документам подтверждается нахождение на полигоне Кадамовский только Александра Ененко. Остальные в это время находились непонятно где.

Между тем Интернет пестрил цитатами беглецов-контрактников о том, что на полигоне Кадамовский им пришлось испытать ужасы военной жизни. Более того, ребята в устах журналистов стали «жертвами российской агрессии».

«Сказал, что едет на границу с Украиной, командировка до декабря» — эта фраза беспокойной матери одного из дезертиров — Светланы Кимнатной — венчала материал популярного издания. Подана читателю она была под «нужным» соусом — чтобы уж точно не было сомнений в несправедливости следствия и неблагосклонности судьбы к сбежавшим контрактникам.

Цитируем издание далее. «Светлана утверждает, что ее сын опасался отправки в Донбасс: «Он рассказывал, что солдат заставляют ехать добровольцами, — вспоминает женщина. — Когда я вместе с сыном была на приеме у начальника отдела кадров части, тот стал кричать, что у Вани теперь только два пути: либо в тюрьму, либо на полигон Кадамовский. И других вариантов нет…»

Какая связь между фразами женщины о том, что ее сын боялся воевать в Украине, и о том, что его абсолютно законно предупредили об ответственности за дезертирство, остается только догадываться. Тем более что в действительности, как мы уже выяснили, военнослужащий вообще на полигоне не был…

Логическое объяснение этой истории дает командование бригады. По их словам, в среде контрактников бытует мнение, что если их не устраивают условия службы, то они, как на гражданке, просто могут написать заявление на увольнение — по собственному желанию. Что и попытались сделать беглецы: узнав, что в отношении них были возбуждены уголовные дела, они вернулись в расположение и тут же написали рапорты на увольнение. Однако законом это не предусмотрено. Расторгнуть контракт можно при особых обстоятельствах, основные из них — невыполнение условий контракта со стороны военнослужащего либо со стороны Минобороны. Окончательное решение о прерывании контракта выносит аттестационная комиссия в части, где военнослужащий проходит службу. Осознав это, дезертиры и начали придумывать различные «особые» обстоятельства — невыносимые бытовые условия, невыплату зарплаты… А один из них стал убеждать следователя в том, что он вообще гражданский человек и дело в отношении него возбуждено незаконно — он якобы не является военнослужащим, и подпись под контрактом стоит не его.

Рецепты спасения

И таких ниточек, за которые бывшие контрактники пытались ухватиться, масса. Они с самого начала всячески препятствовали процессуальному производству — меняли показания, уклонялись от проведения следственных действий, вновь и вновь уповая на невыносимые условия службы… Однако все эти попытки были достаточно прозаичны и запутывание следствия не давало нужного результата. Но на выручку контрактникам подоспела борец за правду — частный детектив Татьяна Чернецкая. С этого момента история о банальной слабости контрактников и начала приобретать масштабы грандиозного международного скандала.

Итак, как спасти уголовника, если все возможные использованные ранее способы не принесли результата? Рецепт прост: делаете в СМИ, которое в погоне за сенсацией не считает нужным углубляться в проблему, такого же характера заявление, приправляете его элементами большой политики — и вот вам «жареный» факт. А если еще добавить «остроты», используя тему, которая на слуху у всего мира, — а именно таковой сейчас является украинская проблематика, — рецепт вообще можно считать беспроигрышным.

Рецепта этого, по всей видимости, четко придерживалась Татьяна Чернецкая, которая, кстати, по некоторым данным, получала немалые деньги — по 70 тысяч с каждого «опекаемого». История с вербовкой для войны на Украине, думается, была придумана для того, чтобы попытаться вывести обвиняемых из-под уголовной статьи о самовольном оставлении части. Есть в этой статье примечание о том, что если военнослужащий совершил деяние в первый раз, он может быть освобожден от уголовной ответственности в том случае, если на это деяние повлияло стечение тяжелых обстоятельств. А чем вам война на Украине, на которую якобы чуть ли не насильно посылали российских солдат, не тяжелое обстоятельство?

Только вот, чтобы понять, что подаваемое блюдо «несъедобно», достаточно просто ознакомиться с биографией «повара». А у Татьяны Чернецкой она не безупречна: несколько лет назад она была замешана в уголовном деле за вымогательство немалой суммы денег. И история эта характеризует ее как человека без особых моральных принципов — в своей преступной схеме она и ее сообщники не погнушались использовать ребенка — 14-летнюю девушку, которая, по задумке, должна была соблазнить жертву, а потом заявить об изнасиловании и потребовать денежную компенсацию. Осуществить задуманное, правда, не удалось…

— При передаче средств в адвокатском кабинете Чернецкая была задержана. Приговором суда Чернецкой было назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы условно и штраф в размере 5 тысяч рублей, — прокомментировала помощник руководителя СУ СК России по РА Оксана Бельдинова.

Не удалось «борцам за правду» осуществить свою схему и в этот раз: 18 августа в Майкопском гарнизонном военном суде состоялось заседание по рассмотрению дела военнослужащего по контракту воинской части №22179 Павла Тынченко, где он признался, что именно правозащитник подговорила его дать ложные показания и назвать в качестве причины оставления части боязнь отправки на Донбасс.

— Ранее меня защищали адвокат Каишев и юрист Чернецкая. Именно эти люди так строили позицию моей защиты. Я, как человек юридически неграмотный, доверился им. Ведь они призваны защищать. Когда же они увидели, что показания о вымогательстве, плохих условиях содержания и тому подобное не дают результатов, им пришла в голову идея об отправке на Украину. То есть они хотели сделать особые обстоятельства, почему я не явился на службу, — рассказал суду Павел Тынченко.

Он отметил, что согласился дать такие показания, потому что находился под стражей и был в шоковом состоянии. Но через некоторое время осознал свою ошибку, сейчас отказывается от всех показаний, данных ранее, и полностью признает свою вину. По словам подозреваемого, он не явился на службу из отпуска по семейным обстоятельствам и, зная Трудовой кодекс, был уверен, что его уже уволили. Однако оказалось, что на него завели уголовное дело. Статья, по которой судят Павла Тынченко, предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы.

Тема остается горячей до сих пор. Точку в этом деле поставит суд. Но одно ясно точно — у тех, кто хотел себя пропиарить, играя на судьбах молодых людей — тех самых контрактников, это определенно получилось. Только вот, как показывает жизнь, не всегда это приносит пользу. Причем в данном случае не на пользу это как самим «борцам за правду», напустившим туману в этом деле, так и их подзащитным, которым теперь будет крайне непросто из этого самого тумана выбраться.

Амир Дышеков

27.08.2015 в 18:13