Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

В этом году повысилась активность спецслужб Украины 

по компрометации Адыгеи как субъекта России. Так, житель республики стал героем интервью, «обличающего» российскую власть и армию.

В этом году житель Адыгеи Руслан Гаджиев стал героем, а вернее, антигероем телеканала «Дождь». Находясь в кулуарах Службы безопасности Украины, он поведал душещипательную историю о своем «путешествии» в зону антитеррористической операции (АТО) — на территории Луганской народной республики. Гаджиев заявил журналистам, что был взят в плен, когда управлял российским танком.

— В начале декабря я приехал в Ростов. Там был у знакомого. Так получилось, что мы в нетрезвом виде сели в автомобиль и поехали. Нас задержала ростовская полиция, после чего меня привели в КПЗ. Отсидел там дней 10—12, потом нас вызвал майор и предложил: если я и еще несколько человек сможем помочь, как он выразился, «в военном деле» (нужно было помыть танки от солидола и «протянуть» их ходовую часть), то наше дело будет прекращено, — рассказывает Руслан Гаджиев в одном из интервью, видеозапись которого была опубликована в видеохостинге «YouTube».

К слову сказать, интервью это было не единственным. На другой видеозаписи Гаджиев называет и другую причину задержания, и другой срок якобы пребывания в ростовской полиции.

— Так получилось, что с товарищем угнали машину. Нас задержала ростовская ДПС. Пробыли мы там около 5 дней. Потом нас вызвал майор этого отделения и сделал нам предложение: чтобы замять это дело, нужно просто отработать неделю, может быть, три максимум, — рассказывает Гаджиев, при этом довольно четко отвечая на чьи-то наводящие вопросы.

— Какой срок вам грозил?

— От полутора до трех лет, по 166 статье, — отвечает Гаджиев.

— Танки российские? Которые должны КУДА идти? — звучит вопрос, в котором явно расставлены нужные акценты.

— Российские танки. Потом, как выяснилось, на Украину, — заученно отвечает Гаджиев.

Сразу после опубликования этих интервью ныне покойный Борис Немцов опубликовал в социальной сети «Фейсбук» свою реакцию на этот сомнительный факт:

«Путин забрасывает на войну с Украиной тех, кому грозит тюрьма. Это новый старый способ войны — формирование штрафных батальонов из зеков и арестованных. Сейчас этим занимается ростовская полиция, а в сталинские годы — НКВД. Ничего особо нового. В России около миллиона заключенных. Представьте себе, какой ресурс для отправки на Донбасс», — говорилось в сообщении.

Мысль эту, естественно, охотно подхватили оппозиционные интернет-ресурсы.

Ложь как оружие

В этом году зафиксировано повышение активности спецслужб Украины по компрометации Адыгеи как субъекта России. Это, по словам председателя регионального Комитета по делам национальностей и СМИ Аскера Шхалахова, неудивительно — приемы информационной войны не зря считаются действенным способом воздействия на массы. Но тот факт, что на эту утку попадаются российские средства массовой информации, вызывает, как минимум, недоумение.

— В последнее время Украиной с помощью тех же западных СМИ действительно ведется информационная война. И история нашего земляка Руслана Гаджиева не могла остаться незамеченной, — говорит Аскер Шхалахов.

Руслан Гаджиев приехал в Адыгею 8 лет назад. Все это время работал в основном в Краснодарском крае на стройках, чем и зарабатывал себе на жизнь. Был, выражаясь простым языком, среднестатистическим человеком. И вдруг… подался в политику. Возникает закономерный вопрос — зачем? Ответ на поверхности.

— Его «изобразили» чуть ли не кадровым военным, танкистом Российских Вооруженных сил. Абсурд! Видимо, каким-то образом он попал к украинским спецслужбам. Когда происходит обмен пленными, мы знаем, в каком состоянии люди находятся… Естественно, человек, попав туда, мог рассказать все что угодно, — уверен Аскер Шхалахов.

В историю пребывания в ростовской полиции и дальнейшее развитие событий этой истории не верит и бывшая сожительница Руслана Гаджиева Наталья Кузнецова. По ее словам, а знакомы они уже 8 лет, за это время Руслан не раз менял место жительства, но связь с ней поддерживал постоянно. Последний раз они виделись около года назад. Сейчас, слушая интервью, женщина не верит своим ушам.

— Нет! Он бы так не сказал никогда. Думаю, его заставили так говорить. В плен попал… Не знаю. Все родственники, знакомые, которые смотрели эту видеозапись, говорят, что он будто читает текст. Ну не скажет он так! — эмоционально говорит Наталья.

По ее словам, Руслан связался с ней по телефону в декабре прошлого года. Сказал, что находится в Ростове, ищет работу. На следующий день — новый звонок: Гаджиев рассказывает, что находится в Луганске. Здесь он планирует участвовать в восстановлении разрушенных домовладений — он имеет несколько строительных специальностей. Об аресте Руслана Наталья узнала от дочери, которая нашла материал в Интернете. Информация о том, что он был задержан полицией Ростова и пребывал 12 дней в заключении, не подтверждается.

Дальше — больше. История, рассказанная Русланом Гаджиевым, не подтверждается и документами самой ростовской полиции.

— Данное заявление не соответствует действительности и не подтверждается результатами проведенной проверки, в ходе которой установлено, что гражданин Гаджиев в изолятор временного содержания города Ростова-на-Дону не помещался и к административной ответственности не привлекался, — комментирует начальник пресс-службы ГУ МВД по Ростовской области Наталья Устименко.

А посему можно предположить, что Гаджиев, находясь в Луганске, действительно мог быть арестован сотрудниками СБУ в целях инсценировки его попадания в плен как участника боевых действий на стороне ополчения. О том, кто стал «инициатором» интервью, тоже долго рассуждать не приходится: очевидно, материал был подготовлен украинскими спецслужбами в интересах реализации информационно-психологической кампании, нацеленной на обвинения России в якобы вооруженной поддержке ополчения ДНР и ЛНР.

Сейчас, по данным Натальи Кузнецовой, Руслан Гаджиев на территории Украины заключен под стражу, обвиняется в терроризме и ему грозит до 15 лет лишения свободы…

Грязная работа

Но это далеко не конец истории. Информация с «признаниями» Гаджиева, растиражированная в Интернете, обросла новыми слухами и обличениями. Причем в адрес не только российской власти и армии, но и нашей мирной республики. В феврале в Сети появилась статья «Россия продает в рабство пленных украинцев» под авторством некой Елены Васильевой. Рынок военнопленных, по ее утверждениям, находится именно в Адыгее.

— Я могу точно сказать, что продажа шла и идет. Была большая база, которая находилась в Майкопе, в Адыгее. В течение почти 6 месяцев наших украинских военнопленных доставляли туда. Туда же приезжали следователи Следственного комитета России и по какому-то своему принципу отбирали людей. Кого-то они забирали себе — то есть эти люди сейчас остаются в России в застенках, — кого-то просто продавали в рабство, — «авторитетно» заявляет Елена Васильева.

По мнению Аскера Шхалахова, подобные заявления не что иное, как приемы информационной войны. Грязной войны.

— Комитет работает с беженцами из Украины, которые прибывают на территорию республики, и если бы хоть один факт чего-то подобного был, мы бы об этом знали. Как знаем, например, то, что в последнее время активизировались организации, деятельность которых финансируется Западом. Видимо, Васильева таким образом отрабатывает эти деньги — бессовестно и грязно, — говорит руководитель ведомства.

Елена Васильева — жительница Мурманска, лидер городского отделения Объединенного гражданского фронта. Окончила курсы политической и предвыборной агитации республиканской партии США, курсы бизнес-женщин в Вашингтоне. По образованию — учитель истории и обществоведения. Постоянного места работы не имела.

В России Елена Васильева активно участвовала в деятельности оппозиционной структуры мурманской области «Солидарность», на деньги этого движения организовала поездку мурманских оппозиционеров в Москву для участия в «Марше миллионов». С сентября прошлого года она находится на территории Украины. Информация Елены Васильевой о работорговле военнопленными украинцами ни ею самой, ни кем бы то ни было другим не была подтверждена.

Не подтверждает эту информацию и руководитель ОФМС России по Адыгее Алексей Климов.

— Приемы граждан у нас осуществляются постоянно — и личные, и выездные, никакой информации о «работорговле» не поступало. Все массовые въезды всегда контролировались, — сказал руководитель миграционной службы.

Бред, да и только

С начала года в Адыгее на миграционный учет было поставлено почти 8,5 тыс. граждан Украины. Около 200 беженцев в настоящее время проживают в пунктах временного размещения. Большинство из них и сейчас поддерживают связь с теми, кто находится в зоне бывшей АТО. И слухи о работорговле многих из них в прямом смысле слова шокируют.

Игорь Добровольский из Мариуполя приехал в Адыгею повидаться с семьей. Он офицер армии Новороссии, участвовал и в обмене военнопленными.

— Я считаю, что эта информация — полный бред… Привезти в Адыгею военнопленных из Украины просто нереально. Ближайшая территория — это ростовская граница, а до Адыгеи оттуда еще 700 километров, — говорит Игорь.

— А вообще, как вы с пленными там поступаете? — спрашиваем мы.

— Обмен. Постоянный обмен. Мы — гуманная республика. Сдаются в плен — наша задача принять, разоружить, отправить в комендатуру, — рассказывает он.

Что ж, вывод из этой истории можно сделать один: и заявления прозападного политика Елены Васильевой о существовании рынка украинских невольников в Адыгее, и растиражированное интервью Руслана Гаджиева — это банальный способ использования непроверенных фактов в разжигании информационной войны. И эти истории — всего лишь короткие ее эпизоды.

Амир Дышеков.

11.09.2015 в 14:14