Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

В минувшую субботу на площади около Дома культуры станицы Новосвободной собрались, как говорится, и стар и мал. Станица отмечала престольный праздник храма, освященного во имя святого благоверного князя Александра Невского.

Впрочем, «храм» громко сказано. Церкви в станице не было почти восемьдесят лет — с тридцатых годов прошлого века растащили деревянную церковь, построенную на пожертвования предков нынешних станичников. По многочисленным ходатайствам станичников во главе с администратором Галиной Цыгановой, по договоренности с протоиереем отцом Сергием, окормляющим приход станицы Абадзехской, администрация поселения выделила новосвободненцам под церковь комнату в построенном еще до революции доме купца Дмитрия Шпилевого, в котором в годы советской власти был сельсовет.

Стараниями станичников и благотворителей комната была капитально отремонтирована, приобретены иконы. В ремонте в качестве строительного рабочего принимал участие и отец Сергий. Кстати, когда однажды мимо проезжал состоятельный бывший станичник и увидел, как батюшка замешивает лопатой бетон, он тут же остановил машину, подошел к работникам и дал наличными 50 тысяч рублей.

Возвращение к истокам

Станичникам повезло — в праздничный день была хорошая погода. С утра все собрались в новой церкви. Божественную литургию отслужил отец Сергий в сослужении священников из соседних приходов. За литургией помянули умерших, поставили свечи во здравие ныне живущих. Самому старшему из участвовавших в торжествах Михаилу Шаверневу уже восемьдесят, он родился, когда церкви уже не было и во всех жизненных сферах господствовал казенный атеизм. Другие станичники помоложе, и о старой церкви, всенощных бдениях по великим православным праздникам знают разве что по рассказам бабушек. Тем не менее они истово крестились во время молитвы: надо было видеть, как просветлели их лица!

Столы накрыли в фойе станичного Дома культуры. На праздничную трапезу зазывали всех проходивших мимо местного очага культуры. Завязывались непринужденные разговоры. Вспоминали прожитые годы. А в них было все — и горе потери отцов и дедов в Великую Отечественную, и радость труда на колхозных полях и фермах, и рождение и взросление сыновей и дочерей, и появление на свет внуков и правнуков. Потом вышли на улицу. Поклонились мемориальным доскам на стене Дома культуры, которыми увековечены имена станичников, ставших георгиевскими кавалерами в годы Первой мировой войны, Константина Глухова и Даниила Попова.

Зачем приезжал царь?

Новосвободная имеет богатую историю. Не каждая станица, основанная в этих местах, может похвастаться тем, что в ней побывал царь Александр II, вошедший в историю России как освободитель от крепостного права. Впрочем, все по порядку.

Основана станица в 1862 году. Сначала это было Верхне-Фарсовское укрепление русских войск. В сентябре 1861 года в расположение действовавших там войск прибыл с инспекторской проверкой император Александр II. Само укрепление находилось на возвышенном месте — там, где сейчас станичный центр. За неимением плаца в самом укреплении проверку войск, строевой смотр-парад было решено провести за стенами укрепления, на большой открытой поляне, в конце которой находился провал, где под прикрытием отвесных скал был расположен горский аул (ныне это урочище носит название Белая скала).

На ночлег император отправился в крепость Майкоп, почивать изволил в одном из крепостных строений, где сейчас находится гарнизонный госпиталь (на стене дома в наше время была восстановлена мемориальная доска, увековечившая пребывание царя).

Вскоре на месте укрепления была основана казачья станица. Сначала ее решили назвать Верхне-Фарсовской, потом — Александровской в честь императора Александра II, а затем — Царской, опять же в честь пребывания там императора. На месте, где Александр II принимал парад, была построена часовня, сооружен памятник царю.

И построили храм

Населялась станица, как и любая другая в этих местах, казаками-добровольцами. При этом добровольность часто носила принудительный характер — на новое поселение выезжали по жребию или по воле атаманского правления. Первопоселенцами станицы были казаки Хоперского полка, малоземельные казаки из Донской области. Были переселенцы и не казачьего сословия — освобожденные от крепостной зависимости крестьяне из центральных губерний России.

Жизнь переселенцев была трудной, надежды на получение земли-кормилицы не оправдались — станица была окружена лесами, и чтобы получить землю под пашню, надо было потрудиться с пилой и топором в руках. Вырубки раскорчевывали, затем пахали. Сплошных массивов пашни не получалось, приходилось довольствоваться небольшими клочками земли. Другая трудность заключалась в том, что в силу природно-климатических условий предгорья методы хозяйствования на земле переселенцам были неведомы, многому приходилось учиться у горцев, например возделыванию проса. Пшеницу станичники долго не сеяли — хлеб был привозным.

Станица строилась. Был сооружен храм. Переселенцы освоили методы постройки домов из дерева, лесное изобилие давало возможность строить дома довольно быстро. Примечательной чертой архитектуры казачьих домов, повернутых фасадом на восток, было широкое, почти во всю длину дома, крыльцо, размещавшееся под общей крышей. Такие дома сохранились в станице кое-где и сейчас.

Строили станицу и военные. Сначала был сооружен лазарет, затем — военный госпиталь на 60 коек. Здание было добротное — из красного кирпича на высоком каменном фундаменте. Простояло почти полторы сотни лет. Но совсем недавно было разрушено без всякой цели. При советской власти часть госпитального строения использовали под жилье для приезжих учителей, а одно самое большое помещение было то пионерской комнатой, то школьной библиотекой, а в предвоенные годы — Домом обороны, где под руководством ОСОАВИАХИМа станичники изучали военное дело.

Земля кормила станичников

К 1899 году пахотные площади составляли уже около 600 десятин. Возделывали станичники коноплю (для изготовления веревок и тканья грубого полотна, используемого для одежды), кукурузу на корм скоту, просо, овес для лошадей, ячмень, картофель, который давал хороший урожай, и другие культуры.

Собственность на землю была двух видов: общественная и частная. По данным на 1907 год, общественные земли составляли 200 десятин. Они использовались под пастбища и сенокосы для всей станицы. Свыше 400 десятин принадлежало частным землевладельцам. Самыми крупными из них были Ефим Монтиков — 200 десятин, братья Дмитрий, Григорий и Ефим Шпилевые. Старший — Дмитрий — построил первый в станице кирпичный завод, это в его бывшем доме выделили комнату под станичную церковь.

Приволье лесных угодий способствовало развитию скотоводства Во дворах станичников на начало прошлого века содержалось более 1,5 тыс. голов крупного рогатого скота. В станице было две школы — казачья и приходская для детей не казачьего сословия, в которых обучалось более трехсот ребят.

Наивысшего расцвета станица достигла в предреволюционные годы, население ее составляло около 9 тыс. человек. Первый удар по благополучию станицы нанесло раскулачивание, в результате которого за пределы станицы были высланы более ста семей умелых хозяйственников. Второй удар — страшный голод по всему югу России в 1933 году, вызванный отчасти засухой и неурожаем, а отчасти произволом властей, отбиравших у станичников все запасы зерна. К тому же в станицу потянулись из голодных районов беженцы. Запасы фасоли и желудей были съедены, станица начала вымирать, потеряв почти половину населения.

Третий удар — Великая Отечественная война. Станица проводила на фронт около 500 жителей, которые отважно сражались на фронте, почти половина из них не вернулась — сложили головы в боях за Отечество. Земляки воздвигли им памятник, на мраморных досках которого высечены имена погибших. Читаем фамилии — четверо Барковых, столько же Гарбузовых, Зызиных, двое Крыловых — Иван и Тихон.

Второй расцвет в станицу пришел в годы колхозного строительства. Сначала в станице было два колхоза. Потом они объединились в один — «Заветы Ильича». А в семидесятых годах во время укрупнения колхозов к новосвободненскому был присоединен соседний — севастопольский. В колхозе было почти 3 тысячи га пашни и полный набор сельхозтехники для ее обработки. В колхозном стаде и на подворьях станичников насчитывалось около пяти тысяч голов крупного рогатого скота. У каждого была работа — в поле, на ферме, в саду, в школе, на почте и так далее.

Как спасать станицу?

Нынче население станицы составляет чуть больше 500 человек.

— Молодежь уезжает, едва окончив школу, — говорит администратор Галина Цыганова, — потому что негде работать. Есть несколько частников, занимающихся заготовкой леса и его переработкой, есть частные сельскохозяйственные производства. Но они не могут принять на работу всех желающих. Население перебивается сезонными работами.

В местной школе всего 60 учеников. Десятого класса нет — не набралось желающих, а в одиннадцатом всего 6 человек. Зато в первый класс принято 12 учеников, что больше по сравнению с предыдущими годами. Это вселяет надежду, что станица когда-то выберется из положения, в котором оказалась.

— Сегодня налажена заготовка молока с подворий станичников — приезжают и закупают предприниматели. В некоторых семьях, как, например, Валентины Барковой, Николая Кислицкого, содержится по нескольку коров, есть желание увеличивать поголовье и у других станичников. Но возникают трудности с пастбищами и сенокосами — не хватает земли под них, — рассказывает о станичных проблемах Галина Цыганова.

Вместе с тем, приезжая в станицу, можно увидеть, что земли, которые раньше возделывались, позарастали трудно выводимыми сорняками, кустарниками. Новая земельная реформа в России значительно упрощает приобретение населением муниципальных земель в собственность. Нужно, чтобы появились люди с хозяйской жилкой, желающие приобрести землю и с пользой для себя, и для других работать на ней.

В Новосвободной богатый природный ландшафт, есть интересные исторические места. В урочище Богатырка, где проводил раскопки известный российский археолог Алексей Резепкин, открыты древнейшие стоянки человека, там сохранился дольмен. А на месте, где располагался памятник Александру II, в конце позапрошлого века построена часовня. Но от памятника не осталось и следа — разрушен после установления советской власти в 20-х годах, а часовня пережила бурное время атеизма 30-х годов — практически целая, правда, без окон и дверей, простояла она до начала 1960-х годов, пока ее не разобрали на фундамент строившегося колхозного коровника. Были попытки восстановить эти памятники старины, но они так и не осуществились. В самом центре станицы находится сквер, превратившийся в лесные заросли. Сквозь зелень листвы виднеется памятник Ленину. Кто-то вложил в руку пустую стеклянную бутылку. Станичники, проходя мимо, тычут на бутылку пальцами и ухмыляются.

Что тут говорить об исторической памяти, когда недостает обыкновенной человеческой порядочности, без наличия которой никакие меры не изменят жизнь в станице к лучшему. Но все-таки надежда еще остается, и, возможно, все изменится, ведь есть еще неравнодушные люди…

Дмитрий Крылов, уроженец станицы Новосвободной.

17.09.2015 в 14:45