Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"
Фото Артура Лаутеншлегера/САФото Артура Лаутеншлегера/СА

В декабре 2014 года «РГ» совместно с архивом Министерства обороны РФ и региональными военкоматами начали акцию «Звезды Победы». В ходе нее были найдены многие фронтовики, не получившие в войну награды. В столице Адыгеи это Анна Михайловна Тхагапсова (Авакумова), награжденная весной 1942 года медалью «За отвагу», но не получившая тогда награду.

История партизанки

В 1941 году, когда началась война, Ане было 16 лет. Жила она с матерью и сестрами в селе Пречистом на Смоленщине. При наступлении в сторону Смоленска немецкая авиация бомбила железнодорожные коммуникации, переправы через реки, населенные пункты. Дом Авакумовых смело с земли взрывной волной от разорвавшейся неподалеку немецкой бомбы. Мать с дочками скиталась по чужим хатам. В соседней деревне жила сестра матери, решили идти туда. Дорога шла лесом. Там были немцы, которые уже вовсю хозяйничали на Смоленщине и никого не пускали в лес, опасаясь связи местных жителей с партизанами. Шли порознь. Аня пробиралась узкими лесными тропинками. На одной из них ее остановили незнакомые люди. Представились партизанами. Аня поверила. Один из них спросил, знает ли она немецкий язык. Аня ответила, что знает хорошо, так как в школе его преподавала немка. Партизаны обрадовались и позвали девушку с собой.

Дошли до сторожки лесника. Там девушка увидела пленного немца. Узнать от него партизаны ничего не могли — немец не понимал по-русски, нужен был переводчик. Оказалось, что он был из группы вражеской разведки, направленной в лес для выявления дислокации партизан, на которых каратели собирались неожиданно напасть.

Партизаны оставили девушку в отряде. Всего в нем было около пятидесяти человек. Жили в лесу, в землянках, откуда бойцы ходили на задания: минировали дороги, взрывали немецкие эшелоны, устраивали переполох в комендатурах. Аня же, получив свое задание, под видом нищенки проходила мимо немецких постов, бывала на железнодорожной станции, все запоминала, считала, прислушивалась, о чем говорят охранники. Враги не подозревали, что нищенка понимает то, о чем они говорили.

Партизанский отряд разрастался. Вскоре командовать в нем стал посланный на Смоленщину из Москвы Никифор Коляда, прозванный впоследствии партизанами Батей. Он сразу обратил внимание на девушку, свободно говорящую на немецком, и стал привлекать ее к выполнению специальных заданий.

— Он относился ко мне как к ребенку, — рассказывала Анна Михайловна. — Когда приходила с задания, давал отдохнуть, а уж потом выслушивал доклад обо всем, что видела, проходя по немецким тылам. Угощал меня конфетами. И где только брал их в суровом партизанском краю?!

А вскоре сообщил ей, что представил к награде. В наградном листе, подписанном Никифором Колядой и хранившемся в архиве 73 года, перечислены задания, успешно выполненные комсомолкой Анной Авакумовой. Сообщается, что она установила численность гарнизона противника в селе Пречистом, куда трижды направлялась в разведку. Однажды попала в руки полицаев, но сумела обмануть врагов и убежала.

В воспоминаниях Анны Михайловны есть и такой эпизод. Во время одного из заданий она зашла в свое село Пречистое. Надвигалась ночь. Аня попросилась на ночлег к своей школьной подруге. Та пустила в дом, положила спать. Когда Аня задремала, подруга тихонько вышла из дома и вернулась с полицаями. Авакумову разбудили и отвели в комендатуру. Там четыре немца били сапогами, требовали признаться, что она партизанка. А утром отправили в лагерь для военнопленных.

Никто не предполагал, что у Анны Михайловны за плечами война, что она исходила партизанскими тропами тысячи опасных километров

В лагере она пробыла до конца зимы 1944 года. Немцы тогда бросили девушек на строительство укреплений, ей и еще троим удалось сбежать. Шли, как им казалось, на восток, на звук уже близкой канонады в надежде встретить наступающие части Красной армии.

Так и случилось. Изможденных, голодных, продрогших от холода, их нашли. Когда узнали, что девчата сбежали из гитлеровского плена, отправили в фильтрационный лагерь Смерш — такой был порядок. Аню допрашивал капитан Кравчук. Она рассказала, что была партизанской разведчицей. Он проверил: все подтвердилось. Но тогда же посоветовал не рассказывать об этом больше никому. Он уже знал об аресте легендарного Бати — командира партизанского соединения. И Анна Михайловна молчала более 70 лет. А тогда отправлять ее как бывшую военнопленную в ГУЛАГ не стали. Предложили добровольно завербоваться на Север.

В мирное время

Так Анна Михайловна оказалась в далеком Печерском краю, на станции Кожла. Здесь ее приняли на работу в леспромхоз, где она познакомилась со своим будущим мужем Махмудом Тха­гапсовым и взяла его фамилию. А история партизанки Нюры Авакумовой осталась только в ее памяти.

Около 20 лет Тхагапсовы прожили на Севере, а потом Махмуд вместе с женой и двумя сыновьями вернулся в родную Адыгею, откуда уехал еще в юности. Анна Михайловна много лет проработала в торговле. И никто не предполагал, что у простой и скромной продавщицы за плечами война, что она исходила партизанскими тропами тысячи опасных километров.

— Когда мама рассказала мне о своем партизанском прошлом и о том, что была представлена к награде, — говорит сын Анны Михайловны Владимир Тхагапсов, — я решил написать письмо в архив.

В ответе говорилось: «Авакумова Анна Михайловна по учетным данным Западного штаба партизанского движения значится разведчицей партизанского соединения «Бати». Приказом по войскам Калининского фронта №0389 от 7 октября 1942 года «от имени Президиума Верховного Совета Союза ССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество» награждена медалью «За отвагу».

На основании этой архивной справки и свидетельства о заключении брака, подтверждающего сведения об изменении фамилии, военкомат города Майкопа выписал Анне Михайловне Тхагапсовой удостоверение участницы Великой Отечественной войны, а позже документы на медаль в честь 70-летия Победы. Героиня вернулась из забвения, заняла достойное место в ряду героев Великой Отечественной войны.

В прошлом году отважной партизанской разведчицы Анны Михайловны Тхагапсовой, нашедшей вторую родину в Адыгее, не стало…

Его звали Батей

Судьба Анны Тхагапсовой тесно связана с судьбой командира партизанского соединения. Никифор Захарович Коляда был командиром сначала партизанского отряда, а потом и целого соединения народных мстителей, действовавших в лесах Смоленщины. За мудрость и умение находить ключи к человеческим душам, а также за внешность — ласковый прищур глаз, окладистая борода и благородная седина — партизаны прозвали его Батей (впоследствии и само партизанское соединение получило имя Бати).

Родился он в 1891 году в Харьковской губернии, в хуторе Костев, в семье крестьянина. Окончил трехклассное училище. Начав путь военного еще до революции, Коляда в чине прапорщика прошел Первую мировую войну, а потом решительно поддержал большевиков, стал членом городского Совета рабочих и крестьянских депутатов.

Когда началась Великая Отечественная война, Никифору Коляде было уже 50 лет. Он не подлежал призыву в действующую армию из-за возраста. Однако немедленно написал заявление в ЦК ВКП(б) с просьбой послать его на фронт. Учтя его прошлый военный опыт, Никифора Коляду отправили в Смоленскую область в немецкий тыл для организации партизанского движения. В тяжелых условиях он собрал вокруг себя десятки тысяч людей и создал боеспособное партизанское движение.

В феврале-марте 1942 года партизанское соединение Бати вошло в оперативное подчинение командованию 4-й Ударной армии, которая в результате наступательных боев приблизилась к месту дислокации партизан. Штаб Калининского фронта и Смоленский обком партии утвердили Коляду командиром партизанских сил в северных районах области. Так было положено начало создания северо-западного партизанского края Смоленщины №1 на территории Слободского, Пречистенского, Касплянского, Демидовского, Духовщинского, Руднянского, Понизовского и Велижского районов. Местом расположения штаба партизанского соединения был определен райцентр Слобода.

В соединении была налажена строгая дисциплина. К лету 1942 г. отряды Бати освободили 230 населенных пунктов.

Находясь в 30 км от линии фронта, в 70 км от Смоленска, партизаны имели выход в советский тыл через так называемые «Слободские ворота» — узкую полоску ничейной земли. Через нее партизаны вывели в советский тыл тысячи бойцов и командиров, оказавшихся в окружении, жителей оккупированных территорий. Указом Президиума Верховного Совета

СССР партизанский командир был награжден орденом Ленина.

Запрет имени

В конце июня 1942 г. Батя был приглашен в Москву. В английском посольстве ему вручили именной кортик от имени королевы — как один из знаков отличия высших английских офицеров. Затем Батю вызвали в Центральный штаб партизанского движения, якобы для получения специального задания. Там он встретился с Климентом Ворошиловым. В конце беседы Ворошилов подошел к Бате, похлопал по плечу и заметил: «Что-то, Батя, на тебя стали много писать, но надеюсь, все это обойдется». А причина доносов заключалась в том, что командовать Батей и его соединением пытались одновременно Смоленский обком партии и командование 4-й Ударной армии.

Конфликт разрешить не удалось. В ночь с 7 на 8 октября 1942 года Батю арестовали, признали врагом народа и приговорили к 20 годам тюремного заключения. Из них он просидел 11 лет. И лишь 20 марта 1954 года дело Коляды было прекращено за отсутствием состава преступления. Он был освобожден и полностью реабилитирован. Ему вернули орден Ленина. Предоставили квартиру. Но после освобождения Никифор Коляда прожил недолго — 1 марта 1955 года он умер. Ему было 64 года.

 

05.04.2018 в 11:36