Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"
Фото: архив Григория МихайловаФото: архив Григория Михайлова

Русская балалайка — его страсть с детства. Однажды он услышал ее звучание в руках Анатолия Шипитько, создавшего «Русскую удаль» в Адыгее, и определился с выбором инструмента и профессией. Учился у лучших педагогов, окончил Санкт-Петербургскую консерваторию им.Н.А.Римского-Корсакова. Сегодня заслуженный артист Адыгеи Григорий Михайлов руководит двумя известными на всю страну коллективами русских народных инструментов — ансамблем «Отрада» и сочинским оркестром «Русский сувенир» им.П.И.Нечепоренко, является музыкальным руководителем творческого объединения «Звонница», преподавателем республиканского колледжа искусств. О большом потенциале русских народных инструментов, о том, как сохранить народную культуру в мире соцсетей и материальных вещей и чем гитара и мандолина уступают балалайке, он рассказал в интервью «СА».

— «Отрада» в следующем году отпразднует 25-летие, расскажите об истории коллектива.

— Ансамбль создали солисты оркестра «Русская удаль» в 1998 году. Изначально это был квартет — домра малая, балалайка прима, баян и контрабас. В таком составе мы ездили на один из самых престижных всероссийских конкурсов в Тверь в 2001 году. Соревнуясь с музыкантами Гнесинки, санкт-петербургской, саратовской, ростовской консерваторий, мы заняли четвертое место. Это был крупный успех. Позже ансамбль переформатировали в квинтет, добавив альтовую домру, что расширило технические и тембральные возможности кол­лектива.

Таким составом успешно выступили на крупном фестивале «Кубанская певунья — балалайка» в Краснодаре, всероссийском конкурсе «Жемчужина Кубани», где стали лауреатами. Долгое время нас поддерживал Заур Цикузиевич Хот, будучи сначала директором республиканского колледжа искусств, а затем руководителем филармонии. До 2015 года ансамбль существовал при музыкальном камерном салоне филармонии. Мы гастролировали по всей Адыгее, каждый год давали несколько концертов в Майкопе, выступали в Дагестане. С 2018 года входим в состав Творческого объединения «Звонница» им.Н.И.Уваровой.

— Что сегодня собой представляет ансамбль?

— Для нас был очень плодотворным 2020 год: участвовали в дистанционном формате в международных конкурсах исполнителей на народных инструментах в Перми и на Кипре, во всероссийском конкурсе в Казани. Это не просто коммерческие конкурсы, а действительно престижные творческие состязания, с серьезным жюри из числа мэтров народного исполнительства страны. Везде мы взяли первые места. Одна из последних побед — на Межрегиональном творческом фестивале славянского искусства «Русское поле». Мероприятие прошло в конце этого лета в очном формате. В нашей категории выступления оценивали топ-педагоги: профессора Российской академии музыки имени Гнесиных домрист Александр Цыганков и балалаечник Валерий Зажигин, руководитель народного ансамбля им.Л.Г.Зыкиной «Россия» Дмитрий Дмитриенко. Все они выставили нам 10 из 10 возможных баллов. Между прочим, в номинации «лучший вокальный коллектив» первое место занял народный вокальный ансамбль «Долина» Творческого объединения «Звонница». Из трех номинаций ансамбли из Адыгеи стали лучшими в двух! Причем у «Долины» была более серьезная конкуренция, чем у нас, тем не менее они победили, продемонстрировав оригинальную программу и профессиональную слаженную работу. Большая заслуга в этом хормейстера Нины Ефремовой.

— Расскажите о ваших коллегах по ансамблю «Отрада».

— У нас в коллективе играют лучшие инструменталисты России, что подтверждают дипломы всероссийских конкурсов. Великолепный контрабасист Василий Штонда. Его с радостью приглашают на концерты в другие города. Блестящие баянист Евгений Стефаненко и альтистка Любовь Сапон — люди, с которыми работаем бок о бок больше 10 лет, такие музыканты на вес золота. На домре играет студентка четвертого курса Санкт-Петербургского государственного института культуры перспективный музыкант Ольга Южакова. Она приезжает из Сочи, потому что в Адыгее домристов высокого уровня нет. Это к вопросу о дефиците кадров. Если один из музыкантов по каким-то обстоятельствам покинет ансамбль, заменить его некем.

— Почему такая ситуация с кадрами и как ее исправить?

— Дети и родители должны видеть перспективу профессии музыканта. На это влияют три фактора: востребованность, достойная оплата труда и социальная защищенность. Как говорят многие родители детям? «Походишь для общего развития в школу искусств, а затем поступай на юриста, экономиста. Или лучше будешь газ добывать, золото копать». Да и что греха таить, после развала Советского Союза мы еще какое-то время держались на педагогическом составе тех времен, а затем уровень педагогов и в качественном, и в количественном составе стал резко падать. Сегодня многие школы искусств не укомплектованы педагогами, а раньше это был нонсенс. Нет классов гобоя, фагота. Нет трубачей и валторнистов. А как потом укомплектовывать оркестры? Исправлять ситуацию необходимо начиная с первого звена — школ искусств, и повышать престиж профессии надо на уровне государственной политики. Сегодня много делается хорошего для сферы культуры, строятся и ремонтируются учреждения. Вопрос с кадрами требует такого же серьезного подхода.

— Если говорить о политике репертуарной, какая она в ваших коллективах?

— Придерживаемся так называемого академически-традиционного репертуара. Считаю, что народные инструменты должны обязательно играть весь спектр классической музыки от барочной эпохи Баха, Генделя, Скарлатти до романтизма и неоклассицизма. Конечно, русская народная музыка. И музыка народов мира, потому что она очень хорошо звучит на русских народных инструментах, впитавших в себя черты различных инструментов мира. Русский баян, аккордеон, кавказская гармоника, аргентинский бандонеон — все это родственные инструменты, схожие по звучанию. Домра вобрала в себя черты греческой бузуки, итальянской мандолины, балалайка — сестра осетинского дала-фандыра и адыгского апепшина. Но в инженерно-техническом плане именно русские народные инструменты развились лучше других.

На мой взгляд, из всех оркестров, различных по составу, оркестр русских народных инструментов по значимости, художественным возможностям стоит на втором месте после симфонического. И меня всегда удивляло, что в России мы недостаточно используем этот потенциал. Хотя в советское время русские народные оркестры гремели на весь мир. При заводах были любительские кружки. Дух культурного коллективизма давал свои плоды совершенно в разных областях жизни.

Можно ли сказать, что спортивные соревнования по самбо или дзюдо сплачивают субъекты РФ между собой? К примеру, соревнуются чеченец с бурятом, конечно, каждый регион болеет за своего спортсмена. А вот если бурятский коллектив приедет в Чечню и исполнит чеченский народный танец или музыку, то это же совсем другое дело. На фоне культурного обмена рождается взаимо­уважение. Так, в Сочи у оркестра «Русский сувенир» есть программа «И льется песня гор…». Она состоит из произведений народов Кавказа — адыгской, ингушской, армянской, грузинской и греческой музыки. Когда-то я переложил «Зафак» Керима Тлецерука на партитуру русских народных инструментов. Сегодня произведение звучит и в Санкт-Петербурге, и в Краснодаре и популяризирует адыгскую музыку. Партитуры берут оркестры консерваторий, училищ, и таким образом люди знакомятся с культурой народов, проживающих в России.

— Вы руководите коллективами в двух разных регионах, существует ли творческое сотрудничество между ансамблем, в целом Творческим объединением «Звонница», и сочинским оркестром?

— Да, есть тесная творческая связь. Например, неоднократно приглашал «Долину» выступать на сцене Зимнего театра — крупнейшей концертной площадке страны. В мае этого года в Органном зале Сочи у «Отрады» состоялся большой сольный концерт. В следующем году ансамбль празднует значимую дату — 25 лет. Надеюсь, что дадим несколько юбилейных концертов не только в Майкопе, но и в других населенных пунктах Адыгеи, Сочи, Краснодаре, Ейске…

Я переложил «Зафак» Керима Тлецерука на партитуру русских народных инструментов. Сегодня произведение звучит и в Санкт-Петербурге, и в Краснодаре и популяризирует адыгскую музыку

— Успехи коллективов «Звонницы» впечатляют и являются предметом гордости для Адыгеи. Как считаете, в чем секрет этого?

— В «Звоннице» есть система преемственности, традиции воспитания, заложенные основателями коллективов — Натальей Ивановной и Анатолием Васильевичем Уваровыми. Детей воспитывают в казачьем народном духе, они изучают историю, обряды. Большой плюс в многоступенчатости коллектива: ребята младшего возраста попадают в первое звено — ансамбль «Выкрутасики», далее переходят в «Зернышки», затем в «Казачата». Самый взрослый коллектив — народный вокальный ансамбль «Долина», где артисты уже трудоустроены и работают на ставках. Лучшие выпускники имеют доступ в Кубанский казачий хор и Государственный ансамбль казачьей песни «Криница».
Художественный руководитель «Звонницы» Дмитрий Павлович Гордиенко — человек неуемной энергии, переполненный идеями. Во многом благодаря ему собрался такой мощный творческий костяк. Он постоянно ставит нам задачи по расширению географии поездок и репертуара. Хочется поблагодарить и руководство города за поддержку и возможность трудоустраивать артистов «Долины». Это профессиональный ансамбль, который сегодня стоит в ряду лучших коллективов России. Конечно, необходимо расширение штата, чтобы закрепить профессиональные кадры в ансамбле, и городская администрация идет навстречу в этом вопросе.

— Вы успеваете вести и сольную деятельность.

— Сольное исполнение требует больших и физических, и эмоциональных затрат. Когда чувствую, что накопился репертуар и мне есть чем поделиться со зрителем, то даю сольные концерты. Например, в прошлом году в Сочи в паре с коллегой балалаечником Андреем Венниковым осуществили масштабный проект «Дуэль и дуэт». Скоро планирую реализовать серьезный эксперимент — соединить на одной сцене балалайку с органом. Как солист-балалаечник многие свои желания воплотил в жизнь. Солировал с оркестрами русских народных инструментов, с симфоническим оркестром — не всем балалаечникам выпадает такая возможность.

— Что повлияло на ваше решение стать музыкантом и играть на балалайке?

— В этом большая заслуга моей мамы Нелли Григорьевны. Дома всегда звучала музыка, часто народная. Мы регулярно ходили на концерты. Тогда действовала система Росконцерта и Союзконцерта — крупные музыканты со всей страны были обязаны выступать в разных городах. Слушал в Майкопе знаменитых балалаечников — Блинова, Данилова, Зажигина. Мама всячески поощряла занятия музыкой, покупала инструменты. Когда в конце подготовительной программы в школе искусств предложили выбрать инструмент, то на решение играть на балалайке повлиял Анатолий Васильевич Шипитько. Будучи завучем школы, он на родительском собрании сказал, что «многие выбирают пианино, а потом стоит оно, как гроб в квартире, никому не нужное». И рассказал о русских народных инструментах. Мама повела меня к нему, он снял со стены балалайку и виртуозно сыграл — я, конечно, захотел освоить именно этот инструмент.

Мама и сегодня следит за моими успехами, регулярно бывает на концертах и здесь, и в Сочи. Является моим главным критиком. После выступлений честно говорит, что получилось, а что можно улучшить.

— А своих детей к музыке, народной культуре приобщаете?

— Да, не просто декларирую жизненные принципы, а воплощаю их в жизнь со своими детьми. Сын занимается на балалайке у моей ученицы, которая работает педагогом в одной из школ искусств. Также он ходит на самбо и показывает неплохие успехи. Воспитываю детей в патриотическом духе, любви к своей стране, в духе интернационализма.

Надежда ШРАМ.

13.12.2022 в 09:48